НОВОСТИ

06.09. Три четверти года игры! давайте праздновать и лететь дальше
28.08. теперь у нас домен второго уровня
24.08. предупреждение малоактивным игрокам

Рейтинг: 18+


Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Великий Архив » Лесные тени [20 Дракониса, 9:45 ВД]


Лесные тени [20 Дракониса, 9:45 ВД]

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Лесные тени [20 Дракониса, 9:45 ВД]

Время суток и погода: Глубокая ночь; мелкий ферелденский дождь-морось, прохладно, порывистый ветер.
Место: полузаброшенный, со времен Мора, тракт от Редклифа к Остагару и Брессилиану
Участники: Шартер, Эллана Лавеллан, Натаниэль Хоу, Коул (?)
Аннотация: Закрытие Бреши над древним лесом требует множества ресурсов и сил. Отряды Инквизиции, отправленные на юго-восток, добираются к лесу спешным маршем.
Но не всем везет.
Вчера пропала повозка с лириумом, необходимым для ритуала закрытия Бреши. Поутру разведчики сообщили о том, что не смогли догнать группу эльфов,
обстрелявших конный разьезд.
Моровые волки и злые глаза из леса прилагаются.

Дополнительно:
- Шартер - командование караваном, добирающимся до Брессилиана, целиком на тебе.
- Эллана - леса юга Ферелдена не так знакомы тебе, как леса Вольной Марки, но ты лучший стрелок и лесные глаза Инквизиции. Подчиняешься Шартер, как и остальные скауты.
- Натаниэль - эти леса не родные амарантайнцу, но, все же, это Ферелден.

0

2

Все шло совсем не по плану. И хоть Шартер надеялась, что может хоть в этот раз все пройдет гладко, но где-то в глубине души она готовилась к неприятностям. Если у тебя нет запасного плана или ты не умеешь действовать по обстоятельствам, пожалуй, не стоит выходить из Скайхолда совсем. Конечно, что-то должно было пойти не так. Но пошло не так почти все.

Начать хотя бы с удручающей погоды, которая моросящим дождем, не прекращалась ни на секунду. Рано или поздно одежда становилась влажной, и высушить ее у ночного костра получалось скверно – желающих было полно. Через несколько дней все пахло костром, мокрым мабари и глиной с дороги.

Они расположились недалеко от тракта на ночной привал: обозы выстроились небольшими кругами вокруг костров, на подобии долийских лагерей. Караул обещал сменяться каждые два часа, чтобы все могли хоть как-то отдохнуть. Шартер с  небольшой завистью смотрела на сторожей: им нужно просто следить за дорогой и округой, каких-то два часа простейшего задания. А ей нужно было следить за всем: если у тебя нет везде контроля, то из тебя выйдет плохой командир. Впрочем, ошибки тоже случаются.

- Докладывай обстановку, скаут, - Шартер предпочитала стоять поодаль от общей гурьбы, чтобы лучше слышать доклады разведчиков. Они стояли в тени пары деревьев, где свет от костра лишь мягко рассеивался, а не бил в глаза.

- Мы продолжили следить за следами пропавшей повозки, как вы и приказали, кто бы это ни был – сегодня они свернули с тракта не так давно, и естественно не смогли скрыть следы при такой-то погоде.

- Или тот, кто умыкнул повозку, и не собирался их прятать, - Шартер знала, что при особом желании можно было скрыть какие угодно следы, но, если ты крадешь повозку с лириумом у Инквизиции, ты либо крайне уверен в своих силах, либо дурак. Шартер предполагала первое. Всегда стоит предполагать самый худший вариант развития событий.

Если она сейчас отправит часть солдат на поиски повозки – те вполне вероятно не вернуться живыми. Похоже на ловушку, где приманка слишком необходима Инквизиции, чтобы та не обратила на это внимание. Вопрос, конечно, поможет ли им вообще лириум, если Якоря больше нет и что делать не ясно? Но идти совсем с пустыми руками было бы совсем глупо. Инквизиции сейчас ни к чему терять силы и ресурсы. «Кто же наш враг, который так лихо решил с нами поиграть?» - эльфийке не давал покоя этот вопрос, ответ на который мог бы очень многое прояснить: «Это могли быть эльфы, которых видели с утра конный разъезд и которые лишь заведут моих солдат куда-нибудь в чащу. Или это могут быть разбойники, которые решили, что могут брать, что хотят и у кого хотят». И тот и другой вариант предполагал лишь одно – жертвы будут. Свернуться  лагерем и искать пропажу тоже не представлялось возможным: слишком долго и много шума, к тому же с утра необходимо было выезжать – нельзя мешкать в таком деле.

Эльфийка поняла, что время терять нельзя, кивком отпустив свою разведчицу обратно в лагерь: ее ищейкам тоже нужен отдых. Впрочем, встретившись взглядом с другой девушкой у костра, она подала знак рукой – «теперь ты летишь искать новости для меня, пташка». Девушка поняла все без слов, дав обратный жест – «моя охота будет хороша».

Шартер вернулась к командирскому костру с легкой неохотой, она знала, что коль время не ждет, то нужно выбрать тех, кто отправиться в путь немедленно. Всегда сложно выбирать. И как только с этим справлялись Лелиана? Или Инквизитор? Есть чему у них поучиться. Варрик говорил правильные вещи: не нужно привязываться к своим шпионам, тогда все будет просто.

У костра же было теплее и уютнее, не в пример непогоде разразившейся вокруг. Натянутый шатер между двух деревьев немного спасал от дождя и ветра. Пахло до боли знакомой походной мясной похлебкой с травами, которую сварил кто-то из разведчиков на спор с Инквизиторским поваром.
Она обвела взглядом всех тех немногочисленных людей, которые были здесь: только самые лучшие, только самые верные. Ее взгляд невольно зацепился за смутный знакомый образ – как молочный свет в ночи – это была Эллана, один из лучших лучников Инквизиции, если не лучший: «Быть может, все не так уж и скверно». Еще и долийка, а это может помочь, хотя, как Шартер слышала, Эллана уже давно не хотела ничего иметь общего с долами.
Шартер подошла ровным и быстрым шагом, присев рядом, начала отдавать распоряжения медленно, но четко:

- Мне нужна твоя помощь с одним важным дело, скаут, - в этом была вся Шартер, она сразу предлагала то, что хотела получить.  – Мои разведчики нашли следы пропавшей повозки с лириумом, нужно как можно быстрее отправиться по следам. Скорее всего далеко от нас они не ушли и сейчас на таком же привале, что и мы. Далее…

Шартер на секунду отвлеклась, заметив краем глаза мокрую фигуру караульного. Они кивнули друг другу:
- Рапортуй, рекрут!
- Караульные заметили человека, приближающегося к лагерю, командир, - разведчик встал по стойке смирно, готовый к любому допросу. Шартер вопросительно приподняла бровь, скрестив руки на груди:
- Рекрут, неужели вы испугались одинокого путника на ночной дороге?
- Он говорит, что знает вас и…хочет помочь? У него еще такая огромная шляпа…
- А, Коул, - губы Шартер невольно тронула улыбка облегчения, когда она разглядела в тени деревьев знакомую нескладную фигуру паренька в огромной шляпе: «Быть может, все действительно, не так уж и скверно».

+4

3

Спокойно всё-таки было. Несмотря на дождь, несмотря на шквальные порывы ветра, срывающие молодую неокрепшую листву с деревьев, кружившую её в причудливом хороводе. Пробиравшие до костей, если отойди далеко от источника тепла.

К холоду они уже привыкли. Им выдали куртки, отороченные меховыми воротниками, в которых удобно было прятать замерзающий подбородок и краснеющие щёки, если всё пойдёт совсем плохо. Каждый раз, пытаясь согреть лицо и прячась в воротник, на глаза Эллане попадалась брошь, приколотая на грудь.

Меч. Глаз. Огонь. Святая Инквизиция следит за вами. Так она говорила своим видом.

Эллане нравилось думать, что это медаль. За заслуги, например. За то, что она осталась с ними. За преданность, верность, долг, честь, и прочие громкие слова, которыми потчивались речи командующих.

Эллана - верная. И если ей приказывают, она делает. Не только потому что больше нечего. Потому что... Слишком сложным бы вышло объяснение этой резкой, внезапной собачьей преданности людям, с которыми за - три? Пять? О, Митал, она перестала считать, сколько... - лет она перекидывалась максимум сотней слов. В год.

Она знала, что многие эльфы начинали вести себя странно в последнее время. Хотя с отметки, называемой "последнее время", прошло времени уже достаточное количество, чтобы не быть последним. Ей передавали знакомые разведчики, а в Инквизиции косились недобро и на неё саму, и на метки на лице. Будто бы говорили мысленно: а ты чего осталась? Чего не уходишь, как остальные? Потому что эльфы уходили везде. В Инквизиции - тоже.

А она осталась.

Шартер осталась тоже. О, Шартер... Лавеллан её не знала. Видела, слышала о ней, когда-то могли вместе работать. Ей рекомендовали её, а Лавеллан рекомендовали Шартер. На этом их знакомство ограничивалось. Ещё и по времени: у чело... кхм, эльфа, принявшего на себя обязанности командования, времени на близкие знакомства не оставалось. Лавеллан должна была уже привыкнуть: она не в клане, она - в армии.

Их короткую одностороннюю беседу прервали, сообщая о "Коуле", идущем к лагерю инквизиторских сил. Если Шартер назвала его по имени, значит, это свой. Если узнала просто по описанию шляпы - значит, точно свой. Коула Лавеллан и сама вспомнила. Хотя едва-едва когда замечала его в Скайхолде. Иногда - у медицинских палаток. Тогда она думала, что он - целитель. Однажды спутала с Маханоном - цвет волос подводил - и затем прорыдала полвечера где-то в кустах у конюшен. Но это было давно. И успело уже покрыться пылью.

Шартер Эллана не перечила. Выслушала молча, привстав с колен у костра. Когда эльфийка закончила с другим рекрутом, отозвалась коротко:
- Я прослежу за повозкой и вернусь с докладом. Если это долийцы, своих они не тронут. Если городские, они меня даже не заметят.

Объяснять не требовалось: за годы в разведчиках она доказала свои навыки как стрелка, так и следопыта. И пусть леса Ферелдена оставались для неё незнакомой территорией, оставаться такими надолго они не будут, если выпустить Лавеллан слегка... погулять.

Они обычно говорили слова напутствий охотникам, покидавшим лагерь для выслеживания добычи. Здесь, как Эллана должна была привыкнуть, вместо молитвы богам и напутствий будет короткий кивок головой. Но и он неплох. И если бы честно признаться, Лавеллан куда проще думать, когда она будет следить за собратьями, нежели двигаясь в направлении бреши, в закрытие которой она слабо верила.

+3

4

[indent]Лес встретил Эллану привычным многоголосием звуков живых существ - вокруг лагеря было спокойно и чуть более тихо, чем надо, как всегда бывает, если люди останавливаются на привал - простых жителей леса пугают чужаки, но мало-помалу, на свет костров выходят самый любопытные. Звери.
И самые голодные, пожалуй, тоже. Если пройти глубже в лес, к ручью, то эльфийка может обнаружить следы у воды - кто-то неосторожно оступился. Обувь без каблука, как бывает характерно для человеческих сапог - плоский отпечаток, углубленный у пятки.Кто-то в мягкой обуви. С небольшой ногой - или женщина в башмачках, или эльф в обуви.
[indent]Если пойти через ручей, то скоро найдется старое дерево, в корнях которого лёжка какого-то зверя, зверь сейчас отсутствует.
[indent]Если пойти вверх по течению, то через метров пятьсот найдется еще один отпечаток тех же ног и оброненный пакет с лириумом, разорванный - голубая пыльца уже рассыпалась по земле и, кажется, ее пытался поесть какой-то кролик -  одеревеневший трупик валяется неподалеку.
[indent]Если пойти вниз по течению, то ручей почти через десять минут пути разольется в небольшое лесное озерцо, а на противоположной его стороне мелькнет остроухая тень. В этом лесу Инквизиция совсем не одна.
* * *
[indent]К Шартер подошел один из возничьих, мрачно сминая свою шляпу:
[indent]- У нас у тягловой лошади подкова слетела. Придется в упряжку ставить из верховых, да только выдохнутся быстро, а что иначе делать, монна? - Мужик устало вздохнул. - И ось на второй телеге хрипит, как моя первая жена, земля ее праху. Боюсь, если будем тем же маршем идти в энтот лес да по такой дороге, развалится всё. - Мужик моргнул, будто надеясь, что рыжая эльфийка сейчас всё решит и исправит, как по волшебству.

0

5

Погода была гадкой. Мелкий противный дождь, который иногда называют "ферелденским", сопровождался порывистым холодным ветром, от которого, здесь, в дозоре, вдали от костров, не помогал скрыться даже плащ из плотной ткани. Очередной день в пути среди агентов Инквизиции, среди которых хорошо выделялся Натаниэль. И дело было не только в том, что на лице у лучника практически всегда наблюдалось мрачное выражение и даже не в том, что он держался немного поодаль ото всех. Прежде всего, он выделялся своим внешним видом. Гордо нося доспехи Серых Стражей с блестящим на солнце двуглавым грифоном, Натаниэль был словно яркое пятно среди иных агентов в менее броских одеждах. Но сейчас герб Стражей был скрыт под невзрачным грязно-зелёным плащом, который хоть как-то укрывал лучника под раздражающей мороси и ветра. Погода была поистине гадкой, как и расположение духа Натаниэля.

Сопровождение повозки, перевозящей лириум, это не совсем то, на что рассчитывал Страж, когда его вызвали для выдачи очередного задания. Он, как и многие Серые Стражи, уже довольно долгое время находился под командованием Инквизиции, но привыкнуть к этому никак не мог. Натаниэль понимал, что после всего, что натворили его собратья, он должен быть благодарен за возможности, что им предоставляют, но сложно представить каким образом ордену удастся вернуть доброе имя, если его члены будут и дальше выступать в роли сопровождающих. О, Хоу так скучал по тем вылазкам на Глубинные Тропы, которые так не любил ранее, как же ему не хватало того ощущения, находясь под восхищёнными взглядами при виде двуглавого грифона на груди и плечах. Будет ли так снова? Возможно, когда-нибудь. Если только остатки ордена не перегрызут друг друга, сражаясь за право командовать.

От задумчивого состояния лучника пробудил зевок агента, с которым он уже почти два часа стоял в дозоре. Натаниэль разделял его настрой - было действительно очень уныло и скучно. Где-то позади, у костров, о чём-то разговаривали другие люди Инквизиции, грея промёрзшие кости. Наверняка, кто-то обсуждал и его, одного из Серых Стражей. Наверняка, кто-то ждал, пока он присоединится к их костру, чтобы расспросить о былых днях. Здесь царило дружелюбие. Может и не все относились друг к другу по-дружески, но Натаниэлю улыбались практически всегда. Только он редко сменял мрачное выражение лица на что-то иное.

Мимо них прошла разведчица, направившаяся прямиком к командиру, а всего парой минут спустя уже другая покинула лагерь. Натаниэль наблюдал за тем, как силуэт скрывается в чаще леса, поглаживая пальцем оперение стрелы и отмечая, что его самого ещё ни разу на разведку не отправляли. А ведь он сам был ферелденцем и здешние леса ему были хоть сколько, но знакомы. Тем не менее, предлагать свою кандидатуру он не желал, а получения подобного приказа уже и не ждал. Видимо, Стражам не шибко доверяли даже после нескольких лет службы Инквизиции. Хоу всё прекрасно понимал. Он и сам был схвачен братьями и заточён в тюрьму. Теперь сам Натаниэль не знал, кому из собратьев можно верить, ведь осадок на душе остался. Но вот пришла пора сменить караул и лучник отправился прямиком к костру, чтобы высушить хотя бы плащ.

Сидя у костра, Натаниэль ограничивался лишь короткими перемолвками с агентами Инквизиции, не сильно вовлекаясь в разговоры. Он лишь ждал момента, когда его одежда просохнет, чтобы вновь отделиться от основной группы, блуждая где-то поблизости. Что он, собственно, и сделал, стоило его плащу высохнуть и пропитаться теплом и дымом. Устроившись под навесом в виде широко раскинувшейся кроны старого дерева, Натаниэль и наткнулся на очередную разведчицу, получившую приказ от командира. И всё бы ничего, да только эту эльфийку Хоу знал. Недолго подумав, лучник подождал, пока её фигура скроется за деревьями, да последовал за ней. Если он хотел вернуть доброе имя ордену, то необходимо было проявлять инициативу, а если вылазка окажется пустой тратой времени, то отсутствие Стража вряд ли кто заметит. План был превосходный, как показалось Натаниэлю, и потому он продолжил идти по следам Эланны, уверенный в том, что ей будет просто необходима помощь.

+2

6

Чутка совместных постов.
Лгала она. Безбожно.
Ныне не существовало призрачного долийского правила а-ля "Все мы родственники, едины, все мы одной крови", благодаря которому любой не очень разбирающийся в навигации Лавеллан мог попасть на земли Сабре, и там бы он не был обстрелян, а был бы пригрет, накормлен, отмыт, да ещё и вяленого медвежьего мяса получил бы в обратную дорогу. А если бы себя изумительно вёл и построил глазки Хранителю, то и проводника из охотников.
А может и не лгала. Может правило в силе. Только вместо строяния глазок Хранителю будет секретный пароль, которым ты должен доказать службу Фен'Харелу.

При мыслях о Сола... Фен'Хареле Эллана сильно мотнула головой, будто это заставило бы мысли выскочить из ушей и разбежаться по лесу в разных направлениях. Не о Ужасном Волке ей думать не хотелось.
Не хотелось думать, будто все её братья и сёстры купились на глупые россказни о лучшем мире путём уничтожения старого.

Она просто шла, осторожно ступая по незнакомому её ногам лесному настилу, вглядываясь в незнакомые её глазам лесные просторы. Костёр с людьми Инквизиции оставался всё дальше, а она шла. Каждому нашлось занятие по его силам и возможностям. В лесу, блукая меж деревьев, кореньев, травы и веток, Лавеллан чувствовала себя свободней, чем сидя в кругу людей-разведчиков. Были там и знакомые лица, но слишком немного для ощущения комфорта.
Жизнь в лесу жила по своему расписанию, сверяясь лишь с временем суток. С наступлением темноты многие звери выходят на охоту, покидая свои норы. И если руководствоваться нежеланием тревожить их, Лавеллан могла перебраться на деревья. которые местами росли так плотно друг к другу, что образовывали сплошную лесную крышу. Тропу, по которой было бы удобнее и безопаснее идти.

Однако Эллана доверяла своим глазам, которые бы заметили малейшее движение. Доверяла своим ушам, услышавшим бы малейший шорох.
Один она уже уловила. Едва-едва слышный хруст ветки. Сделанный будто бы специально, чтобы его заметили.
Её наблюдатель знал возможности своего оппонента. Знал, что она услышит, заметит и примет меры. Нырнувшую в тьму теней ферелденского леса хрупкую эльфийскую фигурку не словить взглядом, покуда она сама того не захочет.

А она не хотела. Это ведь была игра. Причём игра только для двоих. И она знала, кто за кем охотится.
Натаниэль Хоу. Лучник, Серый Страж. Прекрасно разбирается в том, как подать сигнал и не быть сдуру застреленным нервным разведчиком.
Правда, она могла спокойно пойти вперёд, игнорируя его присутствие, как делала это всю дорогу до привала. Она могла ускориться или сменить путь, раствориться в ночной мгле так, что вряд ли бы он её нашёл. Но её задание не предполагало наличие хвоста. А его задание вряд ли предполагало развлечение в виде поимки строптивой Лавеллан.

Оказавшись за его спиной, она не бралась за лук и стрелы, она лишь достала обычно покоящийся в кобуре на бедре нож. Дважды цокнула, как бы говоря о ненамерении нападать и "Эй, если ты и правда Натаниэль и я не ошиблась, то повернись пожалуйста, и скажи, что такие причёски всё ещё не модны среди ферелденских эльфов". Ошибиться конечно же не хотелось.  Ведь только Хоу на своём опыте знал, что Лавеллан не нападёт первой.
- Шартер приказала тебе следить за повозкой?

- Довольно неплохо, - лучник поднял руки на уровень груди, разведя их в стороны. - Но я рассчитывал, что ты обнаружишь меня гораздо раньше. Или ты набиралась смелости, чтобы заговорить со мной? - Серый Страж повернулся лицом к эльфийке. - Это так мило. И нет, никакого приказа я не получал. Сейчас я отдыхаю после караула, - он пожал плечами. - Разве может что сравниться с ночной прогулкой по лесу?

Да, первое, что она усвоила вне клана: люди любят поболтать. Некоторые эльфы, в прочем, тоже. Но к данному биологическому подтипу Лавеллан себя не относила. В ответ на замечания Хоу – а это без сомнений был Хоу – Эллана лишь поджала губы, возвращая нож на его законное место. А потом коротко кивнула в ту сторону, куда направлялась.
- Идём.
"Раз уж пошёл", - добавила она мысленно. "Ночные прогулки по лесу... Веселье... Пф...Ха!"

+3

7

Шартер только отпустила Эллану в лес, как та исчезла, словно ловкий зверь где-то в темноте ночи. Эльфийское мастерство легкой походки, да к тому же долийских разведчиков, многого стоило. Таких, как они, тихих, незаметных и проворных, осталось ведь не так уж и много в Инквизиции. Но всеми своими следопытами Шартер гордилась, как могла: «Некоторые из них намного искуснее меня. Или той, что я была?» Эти мысли давно уже не давали ей покоя. После того, как Сестра Соловей покинула свой пост, упорхнув к новым горизонтам, на Шартер и Хардинг оставили все, что осталось от шпионской сети. Было непросто настроить струны этой старенькой гитары, чтобы она вновь могла радовать слух сладкими песнями из дальних стран, укромных уголков и залов для особых гостей. Но у них получилось и результат не мог не радовать. И хоть костер завораживал своей силой, Шартер не могла отвести взгляда от людей, которые то тут, то там появлялись в лагере, занятые постоянным делом. Инквизиция, похоже, совсем не спит. И было здорово чувствовать себя важной частью этого маленького ночного пристанища. Пусть они лишь авангард и разменная монета при случае для тех, кто на самом деле способен на чудеса, но без их помощи у героев, на которых они все хотели бы походить, возможно, нет шансов.

Каждый из них сейчас был важен. Поэтому к вольной просьбе возничего Шартер отнеслась с большой серьезностью, сетуя на то, что похоже даже в таких мелочах удача не на их стороне. Лириумная повозка, плохая погода, волки, долийцы и теперь это? Да уж, успех операции виден в самых деталях.

- Верховых не дам, - покачала головой командир, - без разведчиков мы рискуем попасть в засаду долийцев или разбойников. Ты же не хочешь к долийцам, мой друг?

Раскрасневшееся лицо возницы приобрело резко бледный оттенок, который, видимо, и говорил о том, что долийцы не самые любимые путники у простого люда.
- Значит, поступим так…Что у вас там в телегах обычно…- пыталась припомнить Шартер, задумчиво разминая ловкие пальцы, - палатки, незамысловатый скраб, кое-какие съестные припасы. Думаю, сдюжим, если поделим, что можно между солдатами и разведчиками. У кого есть верховые могут положить в седельные сумки что-то не тяжелое, этого будет достаточно. Припасы поделим на пайки между всеми, обойдемся какое-то время без полевой кухни, ничего страшного. Разгрузим, насколько сможем - остатки снаряжения распределим по остальным телегам.

Конечно, будут недовольные, что не захотят тащит на себе лищний баул, но они быстро приведут себя в порядок, только им напомни, что дело серьезное. И это не просто поход. Это походный отряд Инквизиции. Им некогда ждать кузнеца или искать тягловых по деревням. Да, впрочем, и недовольным никогда нельзя угодить: то им слишком мокро, то жарко, то суп несоленый, нельзя же размениваться на такие мелочи, когда тебе важен успех слишком многих?

Шартер потрогала кончик носа, вспоминая, что еще могла упустить:
- В итоге освободим добротную телегу без лошадей взамен разваливающейся. Да и вроде был у нас кто-то немного плотник в прошлом, думаю, сможет посмотреть, но нагружать ее не будем, так уж и быть.

Сложно было уследить за всеми в лагере, но именно за этим Шартер здесь и была. Чтобы каждый нашел себе дело и каждый, видимо, придумал дело ей самой.

+3

8

Натаниэль ступал бесшумной тенью, пробираясь через заросли ферелденского леса, следуя за эльфийкой, но выдерживая некоторое расстояние. Он вовсе не пытался быть незаметным. Хоу попросту упустил Эланну из виду ещё до того, как последовать за ней и теперь его ориентиром были лишь слабо различимые следы разведчицы, которые в ночном лесу было заметить крайне проблематично. Время от времени Серый Страж останавливался, чтобы оглядеться. Всё же, где-то поблизости могли быть точно такие же разведчики неприятеля, который умудрился умыкнуть целую повозку с лириумом прямо из-под носа Инкывизиции. А сама Инквизиция умудрилась эту повозку упустить. Была ли в том вина некомпетентности тех, кто должен был следить за перевозимым грузом, или же в рядах агентов есть сообщники преступников, сейчас эльфы, умыкнувшие столь ценный груз, были в ещё худшем положении дел, чем Инквизиция. Это значило лишь то, что разведчиков своих они однозначно отправляли. Если Натаниэлю удастся поймать одного и привести в лагерь, это точно послужит и ему, и всему ордену Стражей хорошую службу. Только вот поймать эльфа в лесу, как оказалось, не так уж и просто.

Кто знает, сколько ещё длилась бы погоня, если бы Эланна сама не заметила Натаниэля и остановилась, выясняя кто за ней следует. Когда та оказалась уже за его спиной с обнажённым ножом, лучник было подумал, что его сигналы были либо непоняты, либо проигнорированы. На мгновение промелькнула мысль о том, что Эланна вовсе не на разведку ушла, а на встречу с неприятелем. Исходя из последних событий, к эльфам все относились с подозрением и некоторым недоверием, но, зная её, Хоу тут же отбросил все неподобающие мысли. Ведь Серым Стражам доверяют ничуть не больше. Кто-кто, а он прекрасно понимал, каково быть "эльфом" в нынешнем мире.

После небольшого и немного одностороннего приветствия оба разведчика отправились дальше. Пока Эланна была сосредоточена на поиске следов, Натаниэль уже свободно осматривался по сторонам, пытаясь углядеть хоть какие-нибудь следы присутствия третьих глаз. Где-то неподалёку слышалось тяжёлое дыхание какого-то зверя, явно следящего за непрошеными гостями. Кто-то прошмыгнул среди листвы, какой-то небольшой зверёк, возможно мышь. Но ничего, что было бы действительно значимым, обнаружить не удалось. Вскоре они вышли к ручью. Эланна обнаружила одинокий след, на что и указала Натаниэлю. Его наличие именно здесь могло означать, что тот, кто был у ручья до них, использовал его как ориентир. Ведь ничего приметного поблизости больше не было. Лучник выпрямился и внимательно осмотрелся.
- Если пойти вверх по течению, то ручей уведёт глубоко в лес, в самую чащу. Если же спуститься вниз... Где-то здесь должно быть небольшое озеро. Возможно, похитители устроили свой лагерь именно там. Тогда этот след может принадлежать неосторожному разведчику, - Натаниэль замолчал, вглядываясь в противоположный берег ручья. Кто бы ни оставил этот след, он точно не пересекал ручей. Почва на противоположном берегу не была хоть сколько влажной, а если бы неприятель просто перепрыгнул бы на другой берег, остались бы отчётливые следы, которых не было. - Я предлагаю пойти к озеру. Если те, кто украл лириум и остановились на ночёвку, то только там. В противном случае... Нас попросту заманивают в ловушку.

Эллана слушала его с отстранённым выражением лица, больше вглядываясь в темноту ночного неба, нежели в оставленные следы. Она уже знала, какой выбрать путь. Не знала только, как сказать это Натаниэлю.
— У озера не будет повозки, — коротко сказала она, ступая вдоль ручья. Против течения, а значит — против того места, где разливалось озеро. Сделав несколько шагов по направлению к своей цели, эльфийка оглянулась на человека, немо задавая вопрос одной лишь приподнятой бровью. "Ты идёшь?" — гласил он.

- Значит, идём в западню, - тихо вздохнул лучник, всматриваясь в лесную чащу.
Шли они молча, в данной ситуации любое слово стало бы помехой, ведь оба разведчика внимательно вслушивались в каждый шорох, всматривались в каждую деталь ночного, практически не освещённого леса. Сейчас отвратительная погода казалась меньшей из проблем, ведь пройдя вдоль ручья вверх по течению они обнаружили точно такой же след, а также, что более важно, небольшой пакетик с лириумом. Словно кто-то специально оставил его здесь.
- Не нравится мне это, Эланна... - еле слышно сказал Хоу. - Лириум не перевозили в пакетах... Либо это не наш лириум, либо кто-то рассчитывает сбить нас с пути.

+3

9

[indent]- Тык это... получится, что мы просто кобылу от плохой телеги, к той приставим, а ту, что прохудилась, разгрузим? - До возничьего доходило, он посветлел лицом. - Славно так! А тягловую Мальву бы тогда в конец каравана, не бросать же тут лошадку. До кузнеца дойдем... - Мужик образованно потер ладони. А потом замер, озадаченно почесал в затылке.
[indent]- А кто это... с грузом разберется? Я человек простой, если скажу кому и что разбирать, меня не послушают. Да и привал уже - людям лениво будет с поклажей возиться. - Мужчина опять с надеждой посмотрел на эльфийку. Пусть остроухие и были сейчас опасны, но эта рыженькая, кажется, с ними давным давно уже. И толковая девка, вон как всё разобрала по полочкам.

* * *
Эллана и Натаниэль: забрали ли вы пакетик с лириумом?

[indent]Лесной ручей был не таким уж и тонким - вверх по течению от разливался и сбегал вниз, между камней и старых корней, намывая далее целую земляную волну, куда шире людского шага, а потому, чтобы оказаться на другом берегу, пришлось бы перепрыгивать овражик. Но разве это нужно было разведчикам?
[indent]Разлапистая ель скрывала проход от правого берега, достаточный, чтобы протащить телегу или пройти тем, кто нагружен мешками с лириумом. И отпечаток следа повторился. Всё та же нога - если остальные были легконогими, то этот человек? эльф? прихрамывал на правую ногу, потому такие глубокие следы.
[indent]И если поднырнуть под ветки или отодвинуть их, рассматривая следы, послышится треск уже чуть сломанной лапы, а после, издали, прилетит мимо, промазав, стрела - кто-то выцелит издали, между деревьев. Там, выше по течению, предупреждая не лезть? Или обозначая, что уже началась охота-поиск в ответ.

+1

10

- Сейчас разберемся с нашими  телегами и кобылами, а вы не беспокойтесь, идите спать,  - добродушно кивнула эльфийка, подманив рукой парочку крепких с виду солдат. – Есть задание, господа.

Она кратко и по делу объяснила, что им предстоит сделать: телегу освободить, вещи разобрать, что-то отложить, что-то убрать. Солдаты, конечно, не горели желанием помогать, но видя, что  Шартер стянула с себя шарф, расстегнула куртку и закатала рукава, ведя их в сторону телег, сразу почувствовали участие:

- Ну что вы, монна, мы сами разберем, - запротестовали солдаты, они были уже не прочь и сами справиться с поручением, лишь бы им не помогала женщина. Тем более хрупкая эльфийка!

- Конечно, сами разберете, а я просто за компанию поношу вещи, - кивнула с усмешкой Шартер, она еще не растеряла всю свою сноровку и могла дать фору любому солдату.

К тому же она не хотела отлынивать от тяжелой работы, подавая плохой пример и отдаляясь все дальше и дальше от своих соратников. Она понимала, что люди устали и никому не было охота возиться с телегами и лошадьми, но в таких мелочах обычно и скрывался успех или провал операций. Хороший командир должен быть частью команды, пусть он много передает своих задач другим, но он не должен делать вид, что сам слишком хорош для простой работы: «Я же эльфийка. Я рождена для простой работы» В этом не было ничего зазорного: ночной труд грел тело и душу. Да и так двоим солдатам не пришлось разгружать телегу в полном одиночестве.

Через несколько мгновений к ним подтянулась еще парочка разведчиков, которые сами вызвались помочь. В пять рук дело пошло намного быстрее: мешки были выужены, вещи отложены, оставалась только отнести их в палатку, чтобы утром раздать на тех, кто сможет унести больше других. А  что оставалось из готовой еды, можно было бы раздать в качестве пайков.  Что-то Шартер велела определить в другие телеги, но совсем немного: нечего перегружать остальной караван.

Они взмокли пока занимались делом, таскали туда-сюда вещи, и совсем не заметили, как наступила черная ночь. Лагерь почти уснул: оставались лишь караульные, расставленные по периметру лагеря, которые ждали своей смены, всматриваясь в темную дорогу. А вокруг – ни души. Но зато дождь перестал моросить, а воздух после работы был особенно свежим и бодрящим.

Шартер рассадила всех помогающих вокруг костра и достала из запасов разобранной телеги парочку бутылок и кое-какие припасы. Над костром уже висел походный котелок, в который она залила бутылку вина, распространяя вокруг аромат сладких летних антиванских дней, которых так не хватало в Ферелдне. Закинула туда же немного свежих нарезанных яблок, сухофрукты и специй, которые нашла в телеге: там были звездочки аниса, корица, гвоздика и щепотка красного перца. Разбавила все это водой и добавила сахара.

Солдаты увлеченно смотрели за всем эти действом, живо обсуждая каждый закинутый туда ингредиент, в ожидании, когда же эта «эльфийская похлебка» будет готова.

Шартер помешивала варево ложкой, иногда пробуя его на вкус и, когда по ее мнению, вино достаточно выпарилось, вобрав в себя сладость фруктов, пряность специй и кислинку от яблок, она сняла его с костра, разлив всем присутствующим по походным кружкам.  Разделив между всеми также несколько оставшихся еще с утра лепешек, дополнив их ломтиками сыра, Шартер подняла свою чашку вверх, туда, куда уходил дым от костра, к сверкающим на небе звездам:

- За Инквизицию! – тихо, но тепло, произнесла она, всматриваясь в довольные лица своих солдат. Никто из них не был в обиде за то, что им пришлось разгружать телегу. Никто из них уже и не помнил об этом.

- За Инквизицию! – вторили ей разведчики, прихлебывая сладко-пряное вино, продолжая обсуждать небывалые приключения Эвелин Тревельян, надеясь, что в этот раз Леди Инквизитор тоже спасет их всех.

Шартер надеялась вместе с ними.

+2

11

Совместно.

Пакетик с лириумом. Первая зацепка.
След - вторая.
Кролика было жалко: лириум - не лучший прикорм для животных.
Но не о кролике сейчас были мысли Элланы. В темноте, сверкая эльфийским взором, она пыталась рассмотреть что-нибудь ещё. Её удивляло наличие следов пешехода, но отсутствие борозд от проехавшей повозки. Она не знала, насколько сильно та загружена лириумом, но предполагала: достаточно, раз стала целью похищения. С другой стороны, если лириум был столь ценным и редким ресурсом, возможно, эльфы покусились на него с великой нужды?
А может, то было просто предупреждение? "Мы возьмём всё, что захотим? И никто нас не остановит".
В такие моменты Лавеллан чувствовала себя самой беззащитной на свете. Она разучилась самостоятельно принимать решения уже давно. А может и не умела никогда этого делать.

Украдкой она бросила взгляд на Натаниэля, будто бы прося у него поддержки. А может и одобрения.
А может она ожидала, что именно он возьмёт старший чин в их маленьком невольном отряде, как делал это ранее, а она, Эллана, с удовольствием отдаст ему, человеку, бразды правления каждым своим шагом.
А может одной ей действительно передвигаться было бы проще. Идти, куда глаза глядят - и нести ответственность за сохранность исключительно одной пары ушей.

- Земля глубоко промокла. Если бы телега прошла здесь, остались бы следы. Борозды. У инквизиторских повозок колёса грубые, толстые, с косяками, чтобы впивались в землю и держались на склонах. Вряд такие следы успело размыть, если не размыло лёгкие следы от походной обуви. Я тут подумала... Возможно, телегу могли оставить, а лириум - переносить вручную? На самом деле, если бы я пыталась стащить лириум всей бандой, я бы так и...
Она не договорила. Увидела ещё один след, сделав несколько шагов вперёд. Тут же припала к траве, проводя по ней рукой. На ладони не осталось ни капли крови. Оставивший его был явно не в добром здравии. Но ранили его не здесь. Старая, уже зажившая, но оставившая след рана.
В прочем...

Дождь всегда играл злую шутку со следопытами. Путал их, заставлял строить десятки теорий, ни одна из которых могла не оказаться верной в итоге.
Был лишь один шанс выяснить, кто здесь прав: Лавеллан или ферелденский дождь.
Леса Ферелдена казались ей грубее, матёрее, нежели родные леса Вольной Марки. Люди здесь, в прочем, такие же.
И когда она почти собралась попытаться высказать в слух очередное предположение, над ухом ощутимо просвистела стрела.
- Assan! - прошипела сквозь зубы Эллана, отталкивая Хоу в бок ближе к раскидистой ели. На случай, если лучник проведёт ещё одну попытку.
Её лук был обнажён. Тетива - полунатянута. Стрела - в руках.
Она пыталась выискать среди деревьев... Хоть что-то. Хоть что-то!

Страж, потерявший равновесие от столь внезапного действия эльфийки, упал прямиком в грязь. Поднимаясь, он тихо бормотал себе под нос что-то про то, что он стал слишком стар для всего этого. Однако осознание произошедшего пришло к лучнику сразу же, и он приник спиной к стволу дерева, уверенно сжимая в руках лук с наложенной на тетиву стрелой.

Это не мог стрелять человек. Не мог. Они не умеют так, когда на небе нет луны и звёзд, лишь тучи. А эльф промахивается лишь в том случае, когда выстрелом хочет нечто сказать. Порой они поступают так, когда не могут выразить мысль словами. Разве человек поймёт их невербальный охотничий ритуал?
Но сейчас нужны слова. Нужны как никогда. Нужно приветствие. Нужны имена. Нужны объяснения. Нужен разговор. Хоть два слова, но она желает - мечтает - услышать их в эту промозглую ночь.
- Ar'din nuvenin na'din, - наконец произнесла она повышенным тоном, чтобы быть услышанной. Но ласково, мягко. Как сестра обращается к брату. В её голосе даже была печаль. - Но если выстрелишь - мне придётся!
"До чего дошёл мир, - думала Эллана. - Братья убивают сестёр. Кровные узы... Единый народ... Ничего этого нет. Больше нет..."
Думать об этом было больно и страшно.
У Лавеллан тряслись руки. Впервые в жизни она не желала натягивать тетиву полностью.
Она никогда ещё не стреляла в собрата.

Эффективность стрельбы в такую погоду, в это время суток была просто ужасной, и от него сейчас вряд ли была бы польза.  Понимая это, Натаниэль выругался и, вернув лук за спину, метнулся к Эллане, уводя её в укрытие — не мог он спокойно смотреть, как растерянная эльфийка направляла дрожащими руками в пустоту.
— Эй, смотри на меня, — схватив Эланну за плечи, с серьёзным лицом спросил Хоу. — Ты с ними или с нами? Отвечай.

— Инквизиция - мой народ, - вымолвила Лавеллан и широко распахнула и без того огромные, белыми казавшимися в темноте глаза. Она сама удивилась своему ответу.
Лучник хотел лишь привести эльфийку в себя, напомнить ей то, кем она является, а кем являются эльфы, что пустили стрелу.
— Я отдам тебе свои стрелы. От меня всё равно нет толку сейчас, — продолжал Страж, убедившись, что девушка слушает его. — Постарайся отвлечь их. Столько, сколько сможешь. Я зайду в тыл и постараюсь застать врасплох. Как только поймёшь, что у меня получилось — беги обратно в лагерь и доложи обо всём Шартер. Поняла?
Вручив Эланне колчан со стрелами, Натаниэль выхватил из ножен свои парные кинжалы и уже через мгновение исчез в ближайших кустах, словно его здесь и не бывало.
— Не рази без причины, - только и успела сказать она ему в след. Надеясь, что он внемлит её словам.

Отредактировано Эллана Лавеллан (2018-03-13 22:00:06)

+3

12

Шартер, в лагере, и правда, всё было мирно, пока Лавеллан и Хоу бродили по лесу. Только они пошли вверх по течению реки, находя долийцев, но упустили тех, кто был внизу. Того.


[indent]Второй своего уже безымянного клана так и не привык к южным землям и этот лес казался ему неприветливым, похожим на покоренного, но ожесточенного зверя. Второй знал, что где-то в этих землях пропала его глупая сестра, бросившаяся в услужение Ужасному Волку с таким рвением. Он не успел ее найти живой. То были шемлены - они убили её, а теперь Второй, выходящий из глубины леса к озерцу, услышал шум вдали - людской лагерь. И, перехватив свой посох, поспешил. Его священная война начиналась сейчас.Стоя за первым рядом деревьев, совсем уже близко, чтобы различать глаза и лица, Второй чаровал, тянул все струны Тени, чтобы создать разрушительной мощи энтропическую тьму облака смерти, которую и швырнул вперед, закричав от ненависти. Эльфы будут свободны!


Эллана, Натаниэль

[indent]В ответ на звонкий голос эльфийки была лишь тишина.
[indent]Пара замыкающих, что и услышали крадущихся за ними, не спускали глаз. Мелкая хмарь дождя оседала выше, спускаясь громкими крапинками от листьев крон деревьев вниз. Изо рта вырывался пар. Но те, кто умеют стрелять на звук, не понимали как может их тревожить женщина их народа, жидка кровь их народа. И охотник выстрелил туда, где стояла, только что угрожая, эльфийка, тут же прянув за дерево, чтобы его брат, с колена, послал вторую стрелу, уложив лук горизонтально, на любой шорох.
[indent]Завязалась странная перестрелка почти в полной темноте. Пара эльфов знала чем они рискуют - они давали остальным уйти глубже в лес, давали время, а сами или окажутся добычей, или останутся охотниками.
[indent]Заходящего с фланга человека они, увлеченные своей попыткой достать стрелами юркую тень, не заметили... Лишь когда азартно спустившийся ниже по склону охотник едва не напоролся на Хоу, эльф вскрикнул и наотмашь ударил луком, будто гибкой палицей, стремясь выиграть время.

+1

13

Она едва успела. Едва увернулась. Стрела, свистя, разрезала воздух около бедра и вонзилась, вгрызлась в дерево позади.
Ещё бы немного, ещё бы чуть-чуть... Но Эллана не позволит вот так просто вывести себя из игры.
- Felasil! Delavir! - кричала Лавеллан. Повторяла снова и снова, пока не почувствовала, как сжимается от боли горло. - Ar'an nuvena halani!
Она слышала, как с треском проваливаются стрелы в ствол раскидистой ели, за которой она спряталась от напасти.
Что ж. Это точно были эльфы. Эллана встречала конечно хороших лучников среди людей, примером которых был и её друг Натаниэль. Но даже он, отдав ей стрелы, ретировался искать возможности рукопашного боя, прекрасно понимая: несмотря на отточенные навыки, у него нет того, что есть у долийских лучников - он не может видеть мир тёмных суток так, как видят его они. У него не настолько острый слух, как у них. Правда, с Лавеллан это сейчас играло очень злую шутку.
Уличив момент, она выстрелила тоже. Расслышала треск тонких ветвей куста на той стороне импровизированной лесной баррикады - и вновь залегла на дно. Стреляла она даже не целясь. Это было без толку. Она тоже не видела, куда стрелять. Не видели и противники, стреляя на звук, наугад. Попадая в деревья и с той, и с этой стороны.
Если бы Эллана могла, она бы рассмеялась. Ситуация казалась ей действительно забавной. Злостно-забавной.
- Вот чего ты хотел, да? Вот чего добивался? Такой мир ты хочешь создать? На костях, на крови, на мёртвой плоти? - спрашивала она одними губами, зная, что никто её не услышит. Не было здесь того, кому хотела она задать эти вопросы. Не было того, кто был за это в ответе. - До чего мы дошли... Убиваем друг друга. Братья, сёстры по крови... Вот каков наш мир теперь.
Вдох.
Эллана зажмурилась, сползая по стволу дерева, усаживаясь прямо на мокрую примятую траву.
Не хотелось ей этого делать. Не хотелось участвовать в этом. Не хотелось убивать тех, кто возможно не хотел убивать этих. Не хотелось ей такого мира. Никогда. И ни за что.
Кто знает, может по ту сторону поля боя стоит один из Лавеллан. Такой же, как и она, только поверивший в сладкие речи, обвивающиеся вокруг его шеи словно удавка.
"Почему нельзя просто поговорить?" - спрашивает долийка сама у себя и затихает. Прислушивается.
В неё больше не стреляли. Но где-то кто-то вскрикнул.
- Натаниэль? - полушёпотом спросила она. Конечно же ей никто не ответил. Её ролью сейчас было отвлечь внимание от него, наделать как можно больше шума и приковать взгляды к себе. Сделать вид, что она куда более опасный противник, нежели им всем кажется. Чтобы подарить возможность удачной атаки кому-то другому.
Вскрик она восприняла как сигнал. "У него получилось?"
Эллана пустила ещё несколько стрел в том же направлении, откуда стреляли в неё. У третьей она отломила наконечник.
И когда выстрелили в ответ, над ручьём взвился пронзительный, полный боли женский крик.
Эллана кричала.
Сжимая древко стрелы, она прижимала ладонь к животу, скручиваясь на траве у дерева.
В неё не попали. Но думать должны были иначе.
Нужно выманить их на свет.

Отредактировано Эллана Лавеллан (2018-03-25 14:24:07)

+3

14

Пробираться сквозь мгле, мрак и сырость, на ощупь, не видя практически ничего, было очень трудно, а ступать так, чтобы не произвести ни единого звука, ни единого шума или хруста - почти нереально. Именно поэтому Натаниэль, обходя атакующих с фланга, сделал большой крюк, чтобы ни хруст редких веток, которые остались незамеченными человеческим глазом, ни шелест листьев и хлюпающий звук шагов по мокрой земле, не доносился до вражеских ушей. Он пробирался максимально быстро, зная, что численное превосходство на их стороне и это лишь вопрос времени, когда очередная пущенная стрела попадёт в Эланну.
Он слышал треск раскалывающегося дерева от попадания шальной стрелы, пущенной в неприятеля, слышал как стрелы, пущенные в ответ рассекают воздух, слышал тяжёлое дыхание неприятеля. Натаниэль был близко. Стараясь держаться около кустарников, сливаясь с ними благодаря своему тёмному плащу, он подбирался всё ближе, медленно, осторожно ступая преимущественно на камни или мягкую траву, следя за каждым своим шагом. Он уже видел фигуры, нечёткие, расплывчатые. Нападавший был не один, а значит, следовало быть быстрым, чтобы прекратить всё быстрее, чем враг поймёт, что он проиграл.

Одна из фигур отделилась от остальных, спускаясь по склону, на который Натаниэль уже практически забрался. Беда человека в том, что в темноте они видят куда хуже, чем эльфы. Это и подвело Стража. Эльф, спустившийся по склону, заметил его раньше, чем Хоу успел осознать, что к нему надвигается враг. Эльф вскрикнул, попытавшись достать человека ударом лука. Попытка была не удачной, противник наверняка никогда не сражался ни с кем в ближнем бою, поэтому уклониться не составило никакого труда. Поняв, что будет дальше, эльф уставился на лезвие кинжала, который возник в руке человека, словно по волшебству. Плавно и молниеносно описав полу-дугу, он вонзился в плоть, пройдя точно между рёбер и достигнув сердца. Натаниэль зажал рот противнику в тот же момент, как его оружие настигло его. Удержав того на ногах, он смотрел на широко открытые глаза, в которых не было ничего, кроме страха. Он смотрел до тех пор, пока в них не погасла жизнь. Мягко опустив бездыханное тело на землю, Хоу метнулся в заросли кустарника. Эффект неожиданности был полностью провален и не было никакого смысла скрывать своё присутствие. Сейчас же главным было выждать момент, чтобы напасть.

Натаниэль смотрел на эльфов, что остались ещё живы, из густой листвы. Противники внимательно смотрели по сторонам, готовые пустить стрелу во всё, что только пошевелится. Подобрав с земли камешек, Страж забросил его за спину эльфам, заставив их думать, что он тут не один. Теперь в его сторону смотрел всего один эльф.
Со стороны Эланны прилетела стрела. Хоу удивился, тихо выругавшись. Эльфийка должна была уже со всех ног мчаться в лагерь и докладывать о произошедшем, но зачем-то всё ещё вела стрельбу. По крайней мере, противник отвлёкся, чтобы выстрелить в ответ, что и стало сигналом к атаке. Выскочив из кустарника, Натаниэль рванул к эльфу, стоящему в отдалении от остальных. Тот уже натягивал тетиву, когда кинжал, что метнул Страж, вонзился в его плечо. Рука эльфа повелась в сторону, как и выпущенная стрела, которая коснулась стальной пластины на груди Хоу, оставив неглубокую царапину, и пролетела мимо.
Натаниэль схватил эльфа, вцепившись в рукоять кинжала, торчащего из его плеча и зажав неприятелю рот рукой. На него смотрели ещё две фигуры, что, пустив по стреле в Эланну, уже нацелились на него. В этой ситуации впору вести переговоры, но тут раздался крик эльфийки, там, внизу. Противники на мгновение отвлеклись, посмотрев туда, в темноту. Серый Страж грубо вырвал кинжал из плеча эльфа и не более нежно пнул его в товарищей. Они не стали бы стрелять по своим. Это Натаниэль и использовал. Он метнул кинжал снова, в эльфа, стоящего поодаль. На этот раз попадание было смертельным. Рукоятка торчала из груди поверженного на землю врага.
Невольно поймав раненного товарища, которого так грубо пнул человек, второй эльф тут же оттолкнул его в сторону и уже готов был натянуть тетиву лука, как лезвие второго кинжала ужалило его в руку, повредив сухожилия. Не успев даже прошипеть проклятия, эльф потерял сознание из-за сильного удара кулаком в нос. Всё произошло за считанные секунды, но Натаниэлю уже нужно было перевести дыхание.
- Пошёл, - грубо подняв на ноги эльфа, что держался за раненное плечо, Натаниэль спустил его по склону, туда, где, как он думал, лежала раненная Эланна. Прежде всего, нужно было помочь ей, а потом уже заняться допросом.

Отредактировано Натаниэль Хоу (2018-03-25 19:25:43)

+3

15

Теплое пряное вино из котелка не успело еще остыть, с каждым глотком согревая все внутри. И на душе становилось чуть-чуть спокойнее. Шартер не хотелось никуда уходить, но ее уже клонило в сон, да и разведчики уже собирались расходиться по своим палаткам.
Было тихо-тихо. Только ветер шумел ветвями деревьев, шептал что-то на своем легком ветреном языке, звал куда-то далеко, в путь. В другие страны, в другое время. Хорошо быть свободным, как ветер? Из другой стороны лагеря слышался смех и переговоры разведчиков, что стояли на карауле. Виднелись далекие костры и факелы. Было тихо-тихо…

И в какой-то момент тишина показалась ее эльфийскому уху слишком тяжелой. Всю сонливость унесло, как рукой. Шартер чувствовала, что-то было неправильно, но не могла понять что. В бледных озирающихся лицах разведчиков, она заметила то же самое: легкое замешательство.
Птицы громкой стаей взлетели из леса, испуганные чем-то. Или кем-то? В темноте ночи было видно плохо, но эльфийка заметила, как погасли огни в центре лагеря, и как черный туман упал с небес в самую гущу их приюта. Сначала была тишина…Но потом послышались испуганные крики.

- Созывайте тревогу, ну, живее! – прикрикнула она, на вставших, как вкопанных, рекрутов. Она раздавала указания так четко, как могла. – Ты бегом - к сигнальному рогу. Буди, кого сможешь по дороге, спасай тех, кто может самостоятельно выбраться из темноты…
- Ты! - она обратилась к одному из рекрутов. – Срочно ищи лекаря, он нам понадобиться…
Она не могла упустить тех, кто это сделал. Она вскочила с места, как пущенная стрела, доставая на бегу из ножен кинжал:
- А вы двое, - остались, кажется, самые молодые скауты. Ну, ничего, значит легкие на подъем и быстрые, - со мной в лес.

И они побежали, прочь, из лагеря. Враги не могли уйти далеко. Просто не могли. Она была чуть быстрее, чем новобранцы. В лесу было темно, но это ее не смущало, позади рекруты несли с собой факела. Да и глаза Шартер, наверное, светились пуще обычного: злостью и гневом.
Она бежала так быстро, как могла, холодные мокрые ветки хлестали ее по лицу, путались в волосах, царапали руки. Шартер не замечала этого. Ей бы успеть.
Но подойдя чуть ближе к тому месту, где могли бы оказаться враги, не было уже никого. Зато отсюда хорошо виднелся лагерь, он был, как на ладони, такой беззащитный, такой взволнованный. Люди сновали туда-сюда, кто-то кричал и кашлял, задыхаясь в магическом тумане. Те, кто слишком крепко спал, возможно, не проснуться…
- Нажье дерьмо! – слишком поздно было кричать в темнеющую пустоту ночи, ударяя кулаком ни в чем не виноватое дерево.
Вдалеке послышался хруст ветки, и когда Шартер обернулась в ту сторону, она видела горящие испуганные синие глаза мага. Лишь мгновение, она видела его исчезающее бледное лицо – маг телепортировался дальше, и бросилась в погоню: «Остался наблюдать за тем, что натворил?! Я ему покажу, что он натворил…»

- Стреляем, но не убиваем, парни! – крикнула она скаутам, прорезая путь сквозь заросли кустарника собственным телом.
Шартер, надеялась, что у мага сейчас осталось мало сил, после того заклинания. И надеялась, что у него нет с собой лириумных зелий, чтобы восстановиться при погоне.

Они выбежали сквозь пролесок на поляну, маг бежал впереди – это была идеальная мишень. Шартер засела в высокой траве, чтобы ее не было видно. Над травой пролетели стрелы. Одна стрела промахнула, но вторая, судя по всему, попала в цель, заставив мага вскрикнуть. Если скауты привлекут внимание мага, то им несдобровать, но это даст ей время, чтобы подкрасться поближе.
- Na din'an sahlin! – Шартер услышала крик впереди себя, она верила в то, что скаутам хватит ума увернуться от заклинаний.
Маг начал читать заклинание, а эльфийка тем временем подошла уже достаточно близко, чтобы напасть. Она молниеносно выпрыгнула из травы, и вон уже спина мага была перед ее кинжалом, но замах прошелся мимо… Промах! Шартер даже не глядя под ноги поняла: маг  поставил охранное заклинание, которое не было видно в траве. Он обернулся на секунду и телепортировался прочь от нее на несколько метров, чтобы ее рука пролетела мимо, рассекая воздух. Со стороны скаутов послышался стон – неужели он кого-то задел?
- Ты следующая, shem! – был ответ на ее замешательство.

Одна стрела пролетело мимо. Одна стрела? Значит ли это, что другой лучник погиб? Может, они уже не видели, куда стреляли…Зато маг видел. И пользовался этим вовсю – очередное заклинание пролетело мимо, Шартер успела уклониться каким-то чудом, направившись напрямик к магу. Их разделял всего лишь метр, когда Второй попал заклинанием в Шартер, обламывая стрелу, торчащую из плеча. Эльфийку обожгло, будто бы ее полоснули по лицу кнутом, она запнулась, а клинок так и не достиг цели. Кровь кипела огнем.  Она чувствовала, как он пил ее силу и жизнь. Как из бокала вина, готовый на все лишь бы выжить. Через рваный рукав робы было видно, как рана на его плече затянулась, и это лишь больше разозлило девушку. Когда связь вытягивания жизни оборвалась, отозвавшись болью в голове, Шартер утерлась рукавом рубашки: из носа потекла кровь.
- Из-за таких, как вы, elvhen'alas, никто не любит долийцев! – кажется, это было одно из немногих эльфийских ругательств, которые Шартер знала, но если бы знала больше – использовала их все.
Она выхватила засапожный нож, метнув его набегу влево от врага, но тот лишь увернулся вправо, как раз туда, куда подбежала Шартер. Ему не хватило времени, чтобы сбежать: эльфийка ловко ударила под колени, заставив мага упасть, а уже потом оглушила обухом кинжала. Ей он нужен был живым. Вдруг он был не один?
- Ей, скауты, нужна помощь! – крикнула девушка, чувствуя, как земля уплывает из-под ног. От мага ей знатно досталось.

Отредактировано Шартер (2018-03-25 22:56:58)

+2

16

[indent]Лес пил сегодня кровь и детей своих, и врагов своих. Замыкающий отряд, кроме одного, того самого эльфа, что сейчас, стараясь не скулить от боли и не глотнуть кровавой юшки с разбитого носа, был мёртв и, возможно, тела их останутся на корм падальщикам.
[indent]Скатившись по склону, уже не найдя своих соратников, долиец всхлипнул от боли и рыпнулся в сторону, пытаясь сбежать.

[indent]В лагере, не ожидавшем энтропического проклятия, пострадали многие. Облако темной магии разрослось и начало косить отравляющими силами тех, кто попался в него, но чары надо было поддерживать длительно: как только крики усилились и от лагеря отделились юркие тени, маг заметил то и прянул обратно под тень деревьев. Это и спасло жизни нескольких воинов инквизиции. От проклятия пали две лошади и один человек.

[indent]Шартер ошибалась - у нее оставался один скаут в живых. Второй не увернулся от удара магического потока, прошившего его насквозь. Этот же, выживший, кашляя и закрывая нос от миазмов паленой плоти, пробирался сквозь кусты как раненный кабан - слишком много шума. Но он быстро добрался к рыжей эльфийке, озадаченно смотря на мага, потом на нее. Сообразив, что требуется, всё еще кашляя, снял свой ремень, перематывая руки оглушенному нарушителю.
[indent]- Джейк... сгорел от магии. - Бесцветным голосом произнес он.

0

17

- ... это не рана! Видишь? - трясла Лавеллан сломанной стрелой перед лицом, повторяя вновь и вновь. - Видишь? Я просто хотела отвлечь их. Хотя бы так. Хотя бы чем-то. Чтобы если выйдут, то подошли ближе. И если совсем близко подойдут... Что ж...
Эллане нужно было время, чтобы смириться с фактом: если бы стрелявший в неё эльф подошёл слишком близко, купившись на её маленькое представление одного актёра, ей бы пришлось всадить стрелу ему в глаз. Возможно, ту самую, сломанную. Вошло бы тяжелее, но в удар она бы вложила всю свою силу, всю ненависть к складывающейся ситуации, всю злость по отношению к...
Пожалуй, к самой себе.
Натаниэль Хоу стоял, удерживая поникшего пленника, и неодобрительно закатывал глаза. Сперва. Затем покачал головой из стороны в сторону, будто разминая шею. Лавеллан чувствовала себя неловко под этим колким слегка осуждающим взглядом, но когда Хоу отвернулся, перестав буравить бледное лицо эльфийки где-то в области валласлина на скуле, Эллана взяла - и размашисто заехала в нос пленному эльфу.
Тот зашипел. Скорее от неожиданности, нежели от боли, потому что удар был неумелым, кривым, и от того - достаточно слабым. В прочем, достаточным для внезапно образовавшейся струйки крови, игриво стекающей по направлению к губам.
- За что?! - спросил тот на общем, несмотря на понимание стояния перед ним соплеменницы. На лице пленника красовался валласлин Силейз в полной своей красе.
- Ты даже не охотник, - фыркнула Лавеллан. Тип перед ней мог быть простым ремесленником, подлаживающим колёса аравелей в долгой дороге по лесному настилу. Ему просто не повезло уметь стрелять и ввязаться в дело, которое не доведёт до добра. - Зачем тебе это? Зачем, da'len? Веришь в новый мир? Лучший мир? Готов небо обрушить на старый? Готов умереть за проповедь безумца? Что ты получишь с этого?
Пленник оказался выше. Ненамного. Эллане пришлось встать на корень, чтобы как следует вцепиться в воротник его костюма - и как следует же рвануть его на себя. Натаниэль не отпустил его рук и хватку не ослабил. На всякий случай.
- Все просто умрут. Ma'dina aron'galin. Стоит ли оно того.
Она бы с радостью ударила его ещё раз. По носу, возможно. А может в живот. А может, разозлись ещё сильнее, вцепилась бы в рану на его плече, и запустила бы в дыру палец. Чтобы было больно и обидно. Чтобы жгло изнутри, довело до слёз. Чтобы боль породила осознание.
Но Эллана уже успела остыть к моменту, когда подумала об этом. Ей не хотелось быть жестокой.
Какую бы сторону ни выбрал в этом противостоянии носитель валласлина Силейз, он оставался ей братом по крови. А братьев убивать нельзя. Вот что Эллана хотела до него донести своей короткой проповедью. Донесла или нет - покажет время.
Стреляет Лавеллан куда лучше, чем разбивает носы, как показывает практика. Практика же показывает, что если в нос бить не умеешь - будет болеть рука.
- Ты закончила. - Лаконично заметил Хоу. Вопросом это не было, но эльфийка коротко кивнула, теребя сломанную стрелу и отпустив воротник костюма пленника.
- Шартер нужен отчёт. Или хотя бы какая-нибудь информация. Иногда будет полезно получить её из первых уст. Пойдём в лагерь.

+1


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Великий Архив » Лесные тени [20 Дракониса, 9:45 ВД]