НОВОСТИ

06.09. Три четверти года игры! давайте праздновать и лететь дальше
28.08. теперь у нас домен второго уровня
24.08. предупреждение малоактивным игрокам

Рейтинг: 18+


Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Малый архив » Skull [13 Дракониса, 9:36 ВД]


Skull [13 Дракониса, 9:36 ВД]

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://s3.uploads.ru/NWbXp.jpg

Skull [13 Дракониса, 9:36 ВД]

Время суток и погода: утро, день, вечер или же ночь - погода туманная
Место: лесные окрестности киркволльских территорий
Участники: Натаниэль Хоу, Эллана Лавеллан, возможны осадки в виде НПС
Аннотация:

Симптомы: ослабление остроты зрения, дрожь, потливость, изменения кожных покровов и нежелание жить. На четвёртый-пятый день сладкая песнь проникает в голову.
Но кто её поёт?

Отредактировано Эллана Лавеллан (2018-03-14 11:45:13)

+1

2

Они были уже почти на месте. Долгий путь, проделанный за последние недели, сказывался не только на общем самочувствии, но и на настроении. Последние несколько дней погода не радовала ничем, кроме постоянных туманов и мелких противных дождей. Натаниэль Хоу получил приказ - спуститься на глубинные тропы недалеко от Крикволла и обыскать тейг, который так привлёк внимание командование ордена Серых Стражей. Задание казалось вполне обычным, одним из тех, которые лучнику поручают раз за разом. Отличие было лишь в том, что тейг, интересующий Стражей, находился слишком глубоко в недрах земли и не был отмечен ни на одной из карт. Это несколько осложняло задачу, но не делало миссию невыполнимой. Натаниэль пребывал в своём привычно мрачном расположении духа. В данный момент его сопровождал товарищ-Страж - юноша лет двадцати пяти, который в ордене находится немногим больше трёх лет. В отличии от своего более опытного компаньона, парень сохранял позитивный настрой. Они отстали от основной группы экспедиции и теперь шли практически без отдыха, чтобы настигнуть товарищей у входа на Глубинные Тропы.
- Они ведь не уйдут без нас? - обеспокоенно спрашивал юноша. - Это всё моя вина, я не должен был отвлекаться на того грабителя. Вы были правы, местная стража могла справиться и без меня.
- Не бери в голову, - бросил лучник. - Ты сделал то, что должен был. По крайней мере, ты помог кому-то. А Серые Стражи так и поступают.
Слова Натаниэля, казалось, взбодрили юношу.
- Мы уже почти на месте, если не встретим их, то придётся ещё ускориться, - Хоу хлопнул товарища по плечу и ускорил шаг.
Действительно, не прошло и часа, как Стражи были у мрачного входа в пещеру, откуда начинались бесконечно запутанные лабиринты ходов, ведущих невесть куда. Вопреки ожиданиям, их никто не встречал. Жестом Натаниэль успокоил юного Стража, дав понять, что волноваться не о чем.
- Здесь слишком много следов, - заключил Натаниэль после недолгого изучения почв вокруг входа. - Кто-то был здесь и направился в ту сторону. Возможно, это были порождения тьмы... - увидев, как решительно настроен юноша, Хоу поспешил остудить его пыл. - Спокойнее, убери меч. Возможно, остальные отправились в погоню и скоро будут здесь. В любом случае, нам стоит немного подождать.
Погода продолжала становиться всё более омерзительной. Ожидание затягивалось, заставляя нервничать юного Стража, Натаниэль отчётливо видел это. Но он не чувствовал поблизости никаких порождений тьмы, что означало, что те твари, которые смогли выбраться наружу, были мертвы. Но, если не товарищи-Стражи убили их, то кто? Ответ на этот вопрос не заставил себя долго ждать. Услышав шелест листьев, хруст веток и отчётливые шаги, Натаниэль снял с плеча лук, вложил стрелу в тетиву и жестом подал своему спутнику знак приготовиться к бою. Из зарослей на них выскочил долийский эльф, споткнувшись о торчащий из земли корень, стоило ему увидеть, как в него целятся из лука. Он казался обеспокоенным, даже напуганным. И всё же, страх в его глазах тут же сменился нескрываемой радостью. Встав с грязи, он устремился к Стражам.
- Серые Стражи! Я уже и не надеялся вас найти, - заверещал остроухий. - Там... Вы должны пойти со мной. Только вы сможете спасти их. Прошу...
Натаниэль обменялся с товарищем озадаченными взглядами, они оба опустили оружие.
- Сюда, я покажу... Тут недалеко, - не успокаивался эльф, маня их за собой. - Умоляю... Я такого никогда раньше не видел.
- Мы должны помочь, - видя, как лучник мешкается, сказал молодой Страж.
Обречённо вздохнув, Натаниэль слабо кивнул и поспешил за эльфом.

+1

3

Последние два дня Эллана не отходила от умирающего эльфа ни днём, ни ночью. Она, Клеанн и его брат Морен покинули лагерь в поисках добычи и лекарств неделю назад. А четыре дня назад понемногу начало приходить осознание того, что в полном составе они вернутся вряд ли. Слишком уж кишел лес необычными тварями. Волки озлобились. Озлобился лес. Озлобилось будто бы всё вокруг. Словно предчувствуя бурю или живя бурей, которая уже произошла, но долийцы её ещё не заметили.

Некоторые в лагере болели, хотя такого едва ли никогда не бывало. Дешана рвала на себе волосы и искала варианты выхода из складывающейся ситуации. Но их не было. Эльфийский корень, сахар, спирт - растереть, настоять сутки - вот и весь вариант. На любую болезнь. Охотникам теперь требовалось не мясо искать. Охотники теперь искали траву. И...

Клеанн умирал.

Об этом говорила не только лихорадочная дрожь, бившая его сгорающее изнутри тело, и даже не удушливый сладковатый смрад загнивающейся раны на плече, который не в силах были подавить запахи отваров лесных трав и компрессов, ежечасно - даже ночью - сменяемые молодой Лавеллан, отмеченной валасслином Митал. Его бледное лицо, с покрасневшими, покрытыми мелкими струпьями отсыхающей кожи щёк, больше не дёргало веками в накатывающих волнах тупой боли. С потрескавшихся губ больше не слетали вместо дыхания стоны мучившей боли борющегося за жизнь тела. Дыхание из резкого и прерывистого стало спокойным, неглубоким. Щёки осунулись, превращая некогда симпатичное круглое лицо в обтянутый серой кожей череп.

Раз все усилия найти что-то, что помогло бы Клеанну выкарабкаться с грани смерти, где он поселился, оканчивались ничем, то Эллана приняла единственное более-менее верное решение, как самая старшая в их маленьком эльфийском отряде: она решила оставаться с ним до конца, до последнего вздоха. Предварительно отослав Морена искать помощь. Ей не хотелось, чтобы брат наблюдал за медленной, полной агонии и мучений смертью брата.

Они стали маленьким лагерем в одну палатку на мелкой, едва заметной за плотным частоколом деревьев, полянке в глубинке леса у родникового ключа. Если кто-то не был в этих местах, вряд ли он когда-либо мог отыскать её. Стратегически выгодная позиция, житейски - разумеется глупая. Эллана понимала: если с ними что-то случится, искать их будут. Но не найдут. Она должна была беречь их.

И своё задание она провалила. Оставалось надеяться, что не провалит Морен.

Эти три мерзких дня Эллана без устали искала способы спасти друга, бывшего её едва ли не единственной отдушиной в череде косых взглядов и шипящих ртов. Она пыталась вспомнить, есть ли где в окрестностях хоть какая-то хижина, чтобы укрыться от холода и дождя. Может, тогда бы им всем полегчало. А если бы в хижине внезапно оказалась полусумасшедая лесная ведьма наподобие тех, которые по слухам водятся в Диких землях Коркари, Эллана отдала бы всё что угодно, лишь бы та помогла поставить Клеанна на ноги.

С такой болезнью они раньше не сталкивались. И это - убивало не хуже её самой.

Она не думала, что Морен хоть что-то найдёт. Хоть кого-то найдёт. Эллана бы соврала, что не думала об этом, не представляла, как за руку из леса он выводит кого-нибудь, кто непременно оказался бы целителем, ибо если нет, то о, Митал, как же жестоки боги к своим верным последователям...

Думая об этом, Эллана приглаживала волосы на голове Клеанна, удобнее устраивая её на своих коленях.

Клеанн спал. А Морен... Тогда, когда солнце уже скрылось за раскидистыми ветвями и пришла пора разводить костёр, чтобы не замёрзнуть насмерть в прохладе ночного леса... Морен действительно кого-то привёл.

И увидев, кого, у Элланы замерло сердце.

+1

4

Беспокойство нарастало по мере того, как стражи, ведомые эльфом, углублялись в лес. Мысли про возможную засаду не хотели покидать голову Натаниэля, он был напряжён и бдителен, постоянно осматриваясь вокруг. Шли они быстро. Эльф то и дело спотыкался, цепляясь за низкие ветви, корни деревьев и заросли кустарников. Он был практически без сил, сильно чем-то обеспокоен, оттого столь невнимателен и небрежен. Он торопился, словно любая минута может стать последней. Для него или для кого-то иного. Хотел бы Натаниэль быть уверенным, что сумеет помочь, с чем бы эльф не столкнулся, но сомнения были слишком сильны. Если отряд эльфов подверглась нападению порождений тьмы, если часть из них были заражены скверной, то всех точно будет не спасти. Хоу понимал это, но, глядя на сосредоточенное лицо своего напарника, не мог сказать, что юнец также здраво может оценить ситуацию. Они ушли достаточно далеко от входа на глубинные тропы, но порождения тьмы всё ещё не ощущались поблизости и сложно было сказать, к добру это или же наоборот.
Вдали, среди густо усаженных деревьев, виднелся огонь от костра. Увидев его, эльф уверенно указал в ту сторону и зашагал ещё быстрее, подгоняя Стражей, идущих за ним. Обогнув очередное дерево, они вышли к небольшому лагерю, где у костра сидела эльфийка, держа на коленях голову умирающего собрата, который определённо был помечен скверной. Неизвестно сколько эльф боролся, пытаясь противостоять заразе, но он точно всё ещё был жив. Это не сулило ничего хорошего. Более того, выносливость эльфа могли в любую минуту превратить его в вурдалака.
- Быстро отойди от него! - скомандовал Натаниэль, подскочив к эльфийке. Схватив ту за руку, Страж довольно грубо оттянул её от умирающего друга. - Он заражён скверной. Если не хочешь последовать за ним, больше не прикасайся к нему.
Слова Серого стража были жестоки, возможно даже грубы, но он не желал, чтобы пострадал ещё кто-нибудь. Хоу подошёл к умирающему, присел рядом с ним и начал осматривать тело. Источником заражения, определённо, была воспалённая рана на плече, а сам эльф уже был готов в любой момент испустить дух. Юный Страж встал между Натаниэлем и эльфами, не подпуская их слишком близко к заражённому.
- Кто-нибудь ещё? - спросил Хоу, раскрыв веко эльфа и рассматривая его закатившийся зрачок. - Кто ещё казался порождений тьмы?
Лучник встал, повернувшись лицом к эльфам. Он был привычно мрачен, обдумывая, как лучше сказать жестокую правду.
- Ваш друг, считай уже мёртв. Он был силён духом и телом, раз смог столько противостоять скверне. Если зараза его не прикончит, он вернётся кровожадной тварью, которая определённо захочет пролить вашу кровь. Если не хотите увидеть этого, нужно окончить его мучения. Прямо сейчас. Только скажите и я сам всё сделаю. Вам двоим, как я уже говорил, лучше не прикасаться к нему.
Молчание повисло в воздухе. Натаниэль понимал, как сложно принять такую новость, как трудно решиться на такой поступок и смириться с тем, что близкий друг обречён. Это было написано на лицах эльфов, что никак не могли решиться или же просто не могли поверить в происходящее. Натаниэль понимал и это.
- Возвращайся на тропы, - скомандовал Хоу своему товарищу с лицом, не терпящим возражений. - Экспедиция уже ушла, здесь их следов нет. Догони их и расскажи всё, что случилось. Пускай подождут меня, я отправлюсь следом, как только закончу здесь.
- Н..но...
- Никаких возражений. Выполнять! - твёрдо пресёк слова юнца Натаниэль.
Молодой Страж согласно кивнул и поспешил обратно к пещере, а Хоу строго посмотрел на эльфов.
- Я могу дать вам время. Не много. Это нужно сделать, его уже не спасти. Если не хотите пострадать или чтобы пострадал кто-нибудь ещё, медлить нельзя. Достаточно просто кивнуть.

+1

5

- Морен. Ты. Кого. Привёл?
Эллана Лавеллан была разведчиком. Бытие разведчиком предполагало частые, едва ли желательные, контакты с кем-то за пределами клана. Едва ли желательные контакты на поверку в частности своей порой оказывались людьми. А люди иногда, в виду специфического расположения тропинок - Троп - теми, кого встретить было сродни дурному знамению. Самому дурному знамению из всех возможных дурных знамений.
Эллана Лавеллан знала, кто это.
Эллана Лавеллан знала, о чём он.
Когда Страж схватил её и отволок от умирающего собрата, она выкрикнула нечто на языке, который он бы не смог понять, но который заставил Морена покраснеть и сжаться в один большой эльфийский узел.
А Эллана была зла. Она хлопнула мужчину по руке, отскочила, выхватывая из-за спины лук, а из колчана - стрелу. Но тетиву не натягивала.
Он не нападал. А она не будет стрелять первой.
Юный эльф мялся, жался. Он не понимал гнева соплеменницы, который сочился из её голоса и взгляда. Не понимал, почему она так с ним разговаривает, если он привёл помощь, о которой она просила и которая так требовалась.
Ответ был прост.
- Морен, - гневно произнесла Эллана. - Морен, посмотри на меня.
Кусочки мозаики, складывающиеся на места. Удивительно паскудно складывающийся воедино паззл.
- Морен!
- Ты просила помощь, ты просила! Я привёл! Они нам помогут, falon.
Эллана Лавеллан видела моровых тварей и Серых Стражей. Потому что бытие разведчиком предполагало...
- Смерть - лекарство?
Это она обращалась уже не к эльфу. Клеанн лежал неподвижно, будто бревно, притворяющееся человеком. Это она обращалась к Стражу. И когда без самого его ответа, до неё дошёл смысл всего сказанного, тетиву она всё-таки слегка натянула.
- Смерть - это лекарство? - повторила она уже громче.
Хорошо, что второй ушёл. Плохо, что у этого был лук.
- Era'harel, falon, - произнёс вдруг Морен. Тихим, безжизненным, срывающимся на скрип голосом. - Он станет крикливым демоном. Как тот, которого мы видели.
Эллана сглотнула, опуская лук.
В виду специфики бытия разведчиком, ей приходилось сталкиваться со всем жутким и гадким, что бывает в лесу.
Но никогда ещё её саму это не касалось. Не касалось близких ей людей, её друзей, её единственных соратников в этом огромном жестоком мире.
Клеанн умирал. А она совсем ничего не могла с этим поделать.
Стрела вернулась в колчан. Они ещё слишком юны для принятия таких решений.
- Moren, falon. Покажи свою руку ему, когда он закончит.
Лёгкие ладони эльфийки легли на худые плечи брата. Ответ ей был не нужен. Ответ не нужен был и ему. Они слишком маленькие для принятия решений, но их следовало принять здесь и сейчас.
- Ir abelas, ma vhenan. Era seranna-ma. Mala suledin nadas...
- Эллана... - голос Морена был тихим. А её хватка - железной. От неё становилось больно.
- Если другого выхода нет, - произнесла она, обращаясь к чужаку. Ответ она уже знала. И просто крепче сжалась кольцом вокруг собрата. - Встретимся в Утенере, дорогой брат. Прости нас. Мы не будем прощаться.

Отредактировано Эллана Лавеллан (2018-02-12 11:26:32)

+1

6

Эльфы, а именно долийские, народ весьма гордый и свободолюбивый. Не было ничего необычного в том, что слова чужака, да ещё такие, вызовут бурную реакцию. Натаниэль должен был это предвидеть и не должен был отправлять собрата прочь. На него был направлен обозлённый взгляд эльфийки и наконечник её же стрелы. Хоу поднял руки на уровне груди, слегка разведя их, показывая тем самым, что он не желает конфликтовать. Ситуация становилась всё напряжённее и опаснее. Кто знает, сколько долийцев прячутся в округе. Увидев заражённого скверной эльфа, желая предотвратить заражение иных, он позабыл о банальной осторожности, чем и спровоцировал эту колкую ситуацию. Она требовала ответа, который и не требовался. Эльфийка сама прекрасно понимала, что иного выхода нет, это было видно в её глазах. Натаниэль лишь слабо кивнул, давая безмолвный ответ. После недолгой беседы между двумя эльфами стрела вернулась в колчан, а рука с луком опустилась. Страж едва слышно вздохнул, испытывая облегчение. На голову этих юных созданий было достаточно смертей.
- Смерть не может быть лекарством, - наконец отозвался лучник. - Только избавлением от страданий. Как его, так и ваших.
Страж с некоторым беспокойством взглянул на молодого эльфа, который его сюда привёл. Морен. Неужели скверна коснулась и его? Оценив его внешний вид, Натаниэль решил, что, даже если он и заражён, это может подождать, пока товарищ этих несчастных детей не избавится от страданий. Натаниэль опустился на колено перед лежащим на земле эльфом. Он был, словно не настоящий. Словно кто-то сделал чучело, пугающей похожее на живого эльфа, но только жизни в нём не было. Страж приложил руку ко лбу умирающего, проверил его дыхание. Оно было слабым, едва заметным. Медлить было нельзя. Он медленно обнажил кинжал и прервал подобие жизни бедного эльфа. Быстро, точно, без лишней боли. В свои последние мгновения он открыл глаза. Натаниэль видел как из них уходит жизнь. Он видел в них облегчение и немую благодарность. Хотя, может ему так только показалось. Прикрыв глаза эльфа рукой, лучник встал и повернулся к эльфам.
- Подойди ко мне и покажи свою руку, - Страж стянул со своей руки перчатку и протянул раскрытую ладонь молодому эльфу. - Морен, верно?
Сложнее всего было улыбаться ребёнку, жизнь чьего брата он только что прервал. Но улыбка могла помочь прогнать страх, а бояться было чего. Молодой эльф был заражён и совсем скоро мог повторить участь своего умершего товарища. Натаниэль мрачно взглянул на эльфийку, Эланну, если он правильно услышал её имя, и лицо его ясно говорило о том, что дела плохи. Хоу похлопал юного эльфа по плечу и снова одел перчатку на руку.
- Вам всё равно лучше не касаться его, - лучник указал взглядом на мёртвого эльфа. - Мне жаль, что вы не сможете попрощаться с ним.
Обойдя Морена, Натаниэль направился к эльфийке, уводя её немного в сторону. Нужно было решать нависшую проблему быстро и, судя по всему, решения здесь принимала именно она.
- Морен заражён скверной. Если ничего не делать, он умрёт в ближайшее время, - прямо сказал лучник. - Но его можно спасти. Если отведёшь меня к порождению тьмы, о котором он говорил, я смогу провести обряд. Буду честен, тебе придётся возвращаться без него в любом случае. Но дальнейшую судьбу нужно решить сейчас. Обряд может его убить. Если же нет, то он станет Серым Стражем и я заберу его в орден. Это единственный вариант. Так что, решай, да поскорее.

+1

7

Конечно же Морен дёрнулся. Конечно же Морен пытался вырваться из хватки Лавеллан. Он бил её по рукам, хватал за пальцы, топал ногами. И кричал, кричал. Надрывно, надсадно, будто из последних сил. Пока у него действительно не кончились силы.
Эллана пыталась держаться. Она была главной в их маленьком отряде, и должна была стать примером стойкого принятия как решений, так и их последствий. Она знала, что Клеанн умрёт. Знала уже давно, ещё до того, как он свалился на колени лицом в ручей несколько дней назад.
Ещё тогда, когда он впервые показал своё изорванное в ошмётки плечо.
То создание напало на них внезапно. Выскочило из зарослей словно чёрт из табакерки. Ни один из них - молодых охотников, надежды клана - даже не услышал это существо. А вот когда оно приблизилось... Звон в ушах стоял несколько суток. Оно пищало, рычало и убивало издаваемым звуком. Оно рвало, вгрызалось своей вытянутой клыкастой мордой в плоть любого, кто попадался на его пути.
А попался Клеанн. От его плеча вообще мало что осталось. Но надежда на выздоровление была. Ведь они сумели остановить кровь.
Создание то, утыканное стрелами, изрезанное в ответ, не издохло. Они видели, как оно ушло обратно в заросли, визжа и распугивая всё на своём пути. Но эльфы предпочли спасаться бегством.
Эту историю Эллана пересказала Стражу, пока тот осматривал руку Морена. У них с братом была особая связь, похожая на ту, которую имела Эллана с Маханоном. Когда Клеанна подрал пискун, Морен сказал, что если он и умрёт, то они умрут вместе. Затем он надрезал свою и его ладонь - и они взялись за руки.
- Значит, эта скверна теперь убьёт и Морена? - с досадой спросила эльфийка. Морен сидел тихо. Его глаза покрылись корками от засохших слёз, а взгляд утонул в одной точке на земле. Он даже не поднимал голову, уронив её на грудь. Он боялся смотреть на мёртвое тело брата.
- Но если ты сделаешь его Серым Стражем, то нет?
Выбор у них оказался невелик. Либо Страж, либо труп.
А решать ей такие вопросы он как не хотелось. Не хотелось же и возвращаться в клан после такого. Не хотелось глядеть в глаза их матери, которая будет ожидать рядом с загоном для галл возвращения дорогих сыновей.
Что Эллана ей скажет?
Что она сейчас скажет Морену?
- Нет, Страж. Я не могу принимать за него это решение. Но... - она повела плечами. Что бы сделал Маханон? - Но если он будет против... Заберите его силой. Хватит уже смертей на этих землях. Хватит.

Правда, против решения немедленно бежать за пискуном, она выступила категорично.
- Темнеет. Эту тварь мы ночью не найдём. Она... Она страшная очень. И сильная. Днём лучше бить. А если поджечь стрелы, ей будет больше урона, да? Она ведь из плоти и крови? Что это вообще такое?
Эллана настояла на том, чтобы остаться на ночной привал всё в том же походном лагере. Костёр ведь там уже был. Она отрезала стенку палатки и накрыла ею Клеанна, чтобы снизить напряжение, повисшее вокруг. Да и Морену необходимо было всё переварить. Он не произвёл ни звука с того самого момента. Говорили в основном они. А она параллельно собирала хворост вокруг полянки.
Много. Очень много хвороста.
- Я хочу похоронить Клеанна. Но не в земле. Сжечь хочу. Так будет лучше. Я видела скверну когда-то. Но только на животных видела. На людях - нет. Думала, люди не болеют. Только животные. Несколько раз мы сталкивались с моровыми волками на северной границе леса. Они агрессивные, но обычно только рычали, не нападали. Может из-за численного превосходства охотников. Мы их отстреливали как могли, останки сжигали. Даже шкуры не брали. А теперь оно... Вот как, оказывается...
Она нервничала - и это было видно. За несколько минут из её рта вырвался почти месячный запас слов, а у ног образовалась целая кипа сухих веток. Эллана ломала их, даже сама того не замечая. Некоторые - по несколько раз. Тоже не замечая. Мыслями она была в двух местах одновременно. И даже не знала, пройдёт ли это ближайшие несколько дней.
А затем подумала, что так и не знает имени их спасителя-Стража. Морен его не называл.
- Как тебя зовут, Страж? - тихо произнесла она под хруст ветки. - Ты голоден? У нас есть вяленое мясо... Если хочешь... Я не могу никак по-другому тебя отблагодарить.

+1

8

Видели ли эти дети смерть раньше? Касалась ли она когда-нибудь их самих? Глядя на Морена, впавшего словно в бессознательное состояние, и на Эланну, которая просто не знала, что ей делать и словно спрашивала себя, почему именно она должна принимать такие непростые решения, Натаниэль был уверен в том, что смерть близкого друга и брата они переживают впервые. Сложно было осознавать, что чья-то жизнь может оборваться так скоро и так внезапно, но мир был суров и реальность вынуждала приспособиться или стать её жертвой, погибнуть слишком рано, слишком внезапно. Теперь Стражу предстояло подвергнуть риску ещё одну жизнь. Он этого не желал, не желал также забирать молодого эльфа с собой, но долг был превыше всего. Если Морену суждено дожить до завтрашнего заката, он ещё не скоро сможет вернуться в родные края.
Эланна настояла на том, чтобы отправиться за порождением тьмы на рассвете, что совершенно не обрадовало лучника. Он и так сильно отстал от своей экспедиции и даже если они остановились, чтобы дождаться его, столько времени они медлить не будут и Стражу точно придётся проделать весь путь одному или же с юным эльфом, что в складывающейся ситуации было в разы хуже. Но подвергать эльфов опасности он не стал, поэтому вынужден был согласиться.
Натаниэль продолжал осматриваться по сторонам, ожидая увидеть, что на вынужденный привал сойдутся иные эльфы, которые могли наблюдать на лучником из засады, но не вышел никто. Неужели эти дети были здесь одни?
- Вы видели порождение тьмы. Мерзкое создание, заражённое скверной, живущее далеко на глубинных тропах. Иногда они находят путь наружу и бесцельно блуждают, нападая на всё, что только увидят, - Натаниэль помог укрыть погибшего эльфа, а после лишь наблюдал как эльфийка беспокойно собирает хворост. - Огонь не вариант. Он поможет разделаться с тварью, но не поможет нам. Чтобы у Морена был шанс выжить, он должен испить крови порождения тьмы. Если его организм справится со скверной, то он станет Серым Стражем и всю оставшуюся жизнь проведёт в почёте. Обычно Стражи живут около тридцати лет, прежде чем скверна начнёт проявлять себя. Всех нас ждёт один конец. Когда придёт время, каждый из нас услышит Зов древних Богов. Мы спускаемся на Глубинные Тропы, чтобы встретить своей последний бой. Иначе... - Натаниэль замолчал, указав взглядом на Клеанна.
- Скверна обезображивает всё, к чему прикасается. Тут только три выхода. Смерть, обращение в порождение тьмы и становление Серым Стражем. К сожалению, избавиться от скверны никак нельзя, остаётся только выбрать одно из двух - умереть или попытаться принять её.
Лучник не сказал Эллане ни слова о том, что хвороста достаточно или о том, что она ломает их слишком мелко. Было видно, что девушка нервничает и это было не удивительно. В одночасье так много свалилось на её хрупкие плечи, что и врагу не пожелаешь. Стражу оставалось только догадываться, что же творится в её мыслях.
- Меня зовут Натаниэль, - тихо отозвался лучник. - Натаниэль Хоу. И ты не должна меня ни за что благодарить. Я убил одного твоего друга и возможно убью второго, - Страж положил руку на плечо эльфийки, чтобы та обратила на него внимания и полностью сконцентрировалась на его словах. - Ты в праве ненавидеть меня и желать смерти, - сказал он, глядя в большие девичьи глаза. - Только не подавляй эмоции, не уходи вглубь себя. Это не пойдёт на пользу ни тебе, ни кому-то ещё. Давай, выскажи всё, что обо мне думаешь, кричи, ругайся, или просто поплачь. Сегодня можно. Ведь только сильные не бояться проявлять свои эмоции, когда это необходимо. А сейчас именно такой момент.

+1

9

- По крайней мере, у него будет тридцать лет, а не несколько дней, - заключила Эллана. Несмотря на то, что она артачилась принимать такое тяжёлое решение, полностью решающее чужую судьбу, она только что это сделала. Благими намерениями, как ей когда-то сказал один шем, выстлана дорога в Златой Град. А человек в Златом Граде - не к добру.
Но она не могла поступить иначе. Она не могла дать пропасть мальчишке из-за инфантильной глупости, которую тот совершил. Ведь она не остановила его тогда, когда Морен выхватил нож. Не схватила его за руку, когда Морен полосовал свою ладонь, и не оттащила от Клеанна, когда они взялись за руки.
Морен подписал себе смертный приговор на крови, а Эллана обязана сделать с этим хоть что-то.
- Он не заслуживает такой смерти, Натаниэль, - она глядела на него светящимися глазами, в уголках которых застыли искрящиеся в огненных бликах капли слёз. - Никто не должен больше умереть. Особенно так.

Они уложили Клеанна на сухие ветки. Морен сам поднёс факел, а затем стоял и наблюдал, как зарделось огнём окаменевшее тело родного брата.
Юный эльф не плакал, не кричал. Просто стоял и смотрел. Эллана уже успела объяснить ему, что ожидает и его такая же участь, если он не согласится вступить в Серые Стражи. Морен ничего не ответил на это.
Однако Эллана, глядя в его лицо, уже не видела прежнего Морена. Того весёлого озорного мальчишку с луком, который так старательно упрашивал отца пойти с ней и братом на первую в своей жизни охоту. Она видела лицо мудрого старика. Лицо, которое поглотила вселенская скорбь, печаль и глубокие раздумья.
Сегодня Морен, которому было лишь четырнадцать зим, в одночасье стал взрослым. Возможно даже взрослее самой Лавеллан, которая обрекла их всех на это.

Рассвет разгорался за вершинами высоких сосен. Никто не спал эту ночь. Отчего она казалась просто бесконечной.
С отсутствием Клеанна лагерь теперь казался пустым и безжизненным, будто он был Светочем и сердцем его. А возможно с последними языками пламени, пожравшими его остывшее тело, ушёл тот дух единства, которым каждый из них троих был скован, будто цепью, в единую сущность.
- Я ведь не могу отправиться с вами на ритуал, только если сама не захочу вступить? - спросила она у Стража шёпотом.
Эльфийка сидела, прислонившись спиной к боку покосившейся палатки.
- Хочу убедиться, что с Мореном будет всё в порядке. Ведь никак по-другому вы мне не сообщите. У меня останется только надежда. А у его матери - скорбь. Она не верит в чудеса. Слишком радикальна. И я даже не представляю, что мне предстоит от неё выслушать, когда я расскажу ей историю целиком.
Голова Морена покоилась на её коленях. Она поглаживала длинные пряди его светлых волос и надеялась, что он всё-таки отдохнул. Но по тому, как дрожали его ресницы от каждого её движения, становилось понятно: он пытается, но не может отдать себя во власть грёз.
К тому же, им скоро придётся выдвигаться в дорогу.
- Как нам... Убить эту тварь? Мы ведь должны это сделать.

Отредактировано Эллана Лавеллан (2018-03-14 11:48:36)

+1

10

К сожалению, прохождение ритуала Серых Стражей не означало избежание смерти от заражения скверной. Морен может медленно угасать несколько дней, а может и дольше, но, стоит ему испить крови порождений тьмы, смерть может быть мгновенной. Натаниэль не раз видел, как юные рекруты, пришедшие к Стражам добровольно или же из-за сложившихся обстоятельств, погибали в ходе ритуала. Это всегда было грустно, это всегда было страшно. К подобному невозможно было привыкнуть, пускай на памяти Натаниэля всего несколько раз удалось избежать смертей во время ритуала. Он очень надеялся на то, что завтра будет ещё один удачный обряд. Вот только мало какой Серый Страж в первый же день своей новой жизни отправляется на глубинные тропы. Быть может, Морен станет первым... Если выживет. Но что потом? Что будет там, где скитаются полчища безобразных тварей? Что будет с юным эльфом, когда он встретит существ, подобных тому, что убил его брата? Если встретит... Натаниэль никогда не был оптимистом, но сейчас ему хотелось верить в лучшее, он не мог позволить себе думать о новых смертях, но в своих мыслях по прежнему добавлял это проклятое "если". Он смотрел в искрящиеся от слёз глаза Эланны, молча, с мрачной миной на лице. Он не мог сказать ей, что всё будет хорошо, ведь хорошо не будет. Умершего не вернуть, а ей в любом случае придётся возвращаться одной. Натаниэль лишь сжал её ладонь, давая понять, что он сделает всё, что в его силах.

Они смотрели на то, как пламя окутывало тело умершего эльфа. В воздух, помимо клубов дыма и жара от огня, поднимался невыносимый смрад от горящей плоти и волос. Натаниэль не знал Клеанна, он никогда не видел его прежде, но чувствовал себя виновным в его смерти. И не только потому, что именно он нанёс эльфу смертельный удар. Хоу до боли сжимал руки от злости, что скреблась в его груди. Он был виновен. Также, как и всякий Серый Страж, который допустил, чтобы твари, пожранные скверной свободно бродили и убивали. Каждая смерть от лап этих чудищ на совести его и его Ордена.

- Верно, - коротко ответил лучник, глядя на парнишку, который, похоже, не до конца осознавал, что его ждёт. Даже несмотря на все объяснения Элланы. - Ритуал Серых Стражей это тайна, которую нельзя разглашать. В обычных условиях у нас есть церемониальная чаша, но сейчас, в виде исключения, придётся искать ей замену, - Натаниэль выдержал небольшую паузу, словно раздумывая над чем-то. - В виде исключения, придётся также искать менее подходящее место для проведения ритуала. К тому же, я тут совершенно один. Не могу же я проследить, что за каким-нибудь деревом не прячется... Скажем, эльфийка какая-нибудь.
Едва заметно улыбнувшись, Страж подмигнул Эланне и поднялся с земли, принявшись натягивать тетиву на плечи своего лука.
- За порождением тьмы я пойду один, - сменив выражение лица на серьёзное, ответил Хоу. - Я убиваю их не первый год, знаю их повадки, слабые места и тысячу и один способ, чтобы их убить. Не в обиду будет сказано, но вы двое будете только мешать. Загнанный в угол зверь, даже осквернённый, в разы опаснее, а беспокоиться о вашей безопасности мне будет некогда.
Проверив натяжение лука, Натаниэль перекинул его через плечо, осматриваясь по сторонам. Он всё ещё был зол и хотел выместить свою ярость на твари, что посмела выползти из своей дыры.
- Подыщите пока подходящий сосуд, который не жалко будет после сжечь, - сказал лучник, прежде чем скрыться в лесах.

+1

11

Хоу не хотел, чтобы она за ним ходила - и она за ним не пошла. Куда больше её волновал вопрос о том, что будет дальше. Эллана не думала о настоящем.
Она доверила настоящее рукам другого. Пусть человека, которого знает меньше суток. Пусть раньше она так никогда и не поступала, предпочитая всё эгоистично брать в свои руки и локтями отпихивать всех несогласных.
Сейчас ситуация была несколько иной.
Они сталкивались с этим существом, с этим порождением тьмы. Он силён, внезапен, безумен и дик.
У Элланы коленки до сих пор дрожат, когда она вспоминает, с каким остервенением это существо вгрызалось в плечо Клеанна, и даже пока было занято им, всё ещё продолжало размахивать когтистыми мощными руками и зацепить кого-нибудь из них, двоих оставшихся. Как оно выскочило из кустов и диким визгом отбросило их в разные стороны... Тогда они ещё не ожидали, что их ждёт. Эллана всадила три стрелы ему в спину, но оно не успокоилось, не остановилось и не погибло, хотя она была уверена, что попала в сердце.
И сбежали от него именно они. Не наоборот.
И... О, Митал, если бы от встречи с этим созданием не зависела жизнь Морена, она бы предпочла больше никогда с ему подобными не встречаться.
Иной стороной медали были Серые Стражи. Великие воины мужей и женщин, они были известны даже среди долийцев. Потому как в рядах Стражей встречались и их братья и сёстры. Морен не будет одинок. Там есть эльфы. И городские, вероятно, и отмеченные валласлином. Он найдёт себе компанию. Найдёт друзей. Не будет... Одинок...
Если выживет.
- Морен? - шепнула Эллана. Нечеловеческих усилий ей стоило унять дрожь в голосе. Юный эльф сперва не отозвался. Он даже сделал вид, что попросту спит. Но Эллана видела - притворяется.
- Морен, - повторила она уже громче. Тогда он отозвался. Безмолвно, приоткрыв один жёлтый глаз на эльфийку.
- Ты хотел стать охотником? - спросила она.
Она часто видела, как Морен возится с эльфами помладше. Теми, кто подходил к категории детей, не умел ещё держать в ладонях ножа и палки для собственной защиты. Морен следил за тем, чтобы они не уходили далеко от лагеря, собирал их у костра, рассказывал истории с таким упоением, что Эллана порой завидовала: в её возрасте не было таких рассказчиков, а её не пускали к костру. Он мастерил детям игрушки и амулеты из деревянных бусин, перьев и вязевых нитей. Он никогда не брался за оружие и даже не желал быть воином. Лишь ради защиты себя самого однажды использовал нож для резьбы по дереву не по назначению.
Но когда за лук взялся Клеанн, Морен взялся за меч.
- Нет, - ответил он спустя полминуты тяжёлых рассуждений, от которых на его лбу появилась поистине взрослая морщинка мыслителя. - Я хотел быть как брат.

+1

12

Страж всё дальше углублялся в леса, оставляя разбитый на скорую руку лагерь позади. Чем дальше он отдалялся от поглощённых скорбью эльфов, тем легче на душе ему становилось. Чужая боль, особенно боль утраты, просто не может пройти мимо Натаниэля. Он, почувствовавший всё это на собственной шкуре, словно снова и снова переживал те моменты, когда получал известие о гибели отца, словно вновь впервые возвращался в место, что в детстве было ему домом, глядя, как всё, что он когда-то помнил и любил, хотел забыть и ненавидел, было попросту уничтожено, разграблено, сожжено, без колебаний, без сомнений, с улыбками на лицах и победоносной гордостью в груди. Только когда лагерь, оставшийся далеко позади, пропал из лесу, а в носу не было запаха гари, Натаниэль смог вздохнуть полной грудью, припав спиной к стволу молодого дерева и чувствуя лёгкий ветерок на своей коже.
Лучник так поспешно стремился уйти, что даже не узнал в какой стороне ему следует искать недобитую тварь из глубин. Надеялся ли он, что учует порождение тьмы? Хоу даже не думал про это в то время. Собравшись с мыслями, Страж сосредоточился на своих чувствах, но никаких обитателей глубинных троп по близости не ощутил. Тяжело вздохнув, он поправил кочан со стрелами на плече и побрёл меж деревьями, надеясь углядеть хоть какие-то следы. Но чувствовал Натаниэль, что будет он блуждать не один час, прежде чем найдёт искомое. Не возвращаться же назад, показывая этим детям, что он, защитник мужчин и женщин, стариков и детей забыл спросить дорогу.

На протяжении добрых двух часов Хоу прочесал всю округу вблизи лагеря, обогнув его полным кругом несколько раз. Прошлой ночью недалеко от места их ночёвки не поделили что-то два хищника, развязав драку не на жизнь, а насмерть и оба побрели в разные стороны, оставляя отчётливые кровавые следы. Но это было совсем не то, чего искал лучник. Больше ничего подобного вблизи попросту не было. Натаниэль уже было отчаялся и хотел возвращаться, чтобы забрать мальца на глубинные тропы и уже там совершить обряд посвящения, как уловил слабое присутствие порождения тьмы. Он чувствовал скверну, текшую в её жилах настолько слабо, что не мог определить точно где находится тварь. Быть может она была там, под землёй, на глубинных тропах, и добраться до неё было просто невозможно. Но надежда ещё была и Серый Страж, понадеявшись на удачу, пошёл вперёд.
Не сразу, но присутствие омерзительного обитателя земных недр ощущалось более отчётливо. Натаниэль ускорил шаг, снял с плеча лук и вложил стрелу в тетиву. Он шёл всё быстрее, понимая, что чувствует он скверну ровно в том направлении, где сейчас беззаботно, поглощённые своими печалями, остались два молодых эльфа. Лучник сорвался на бег, боясь опоздать.

Неуверенно переставляя ноги, шатаясь из стороны в сторону, между деревьями плёлся вурдалак, что ещё совсем недавно был мужчиной, судя по одеяниям, охотником. Разодранная одежда в области шеи и страшные следы разорванной плоти отчётливо говорили о том, что этот коренастый человек был атакован, скорее всего, той же тварью, что и загнала в могилу эльфа. Теперь же в нём было очень сложно узнать человека или кого-то похожего на него. Посеревшая кожа местами облезла и свисала, словно старая грязная ткань, открывая участки прогнившей плоти, а глаза, серые и безжизненные были устремлены лишь вперёд. Стрела настигла его со спины, заставив медленно и неповоротливо обернуться и словить глазом ещё один наконечник. Сделав ещё несколько шагов, навстречу быстро приближающемуся Стражу, вурдалак рухнул на землю. Натаниэль, пробегая мимо, вонзил ещё две стрелы в голову твари, чтобы быть уверенным в том, что она так и останется лежать на земле, проливая на землю свою тёмную осквернённую кровь. У него не было возможности остановиться, ведь Страж отчётливо чувствовал присутствие ещё одного порождения тьмы. Прямо в лагере.
Подкрадываясь к ничего не подозревающим эльфам со спины, чудище, раненное ими, уже готово было сделать смертоносный прыжок, как взвизгнуло, ощутив острый наконечник стрелы, угодивший в бедро. Молниеносно развернувшись к нападавшему, порождение тьмы рвануло к Натаниэлю. Остановившись, лучник хорошенько прицелился, натянул тетиву лука и, едва она коснулась его щеки, отпустил. Стрела вонзилась прямиком в уродливую черепушку твари, заставив её повторно взвыть, споткнуться и покатиться кубарем, взрыхляя землю и поднимая пыль. Когда пыль осела, порождение тьмы уже стояло на могучих лапах, глядя на Стража, скалясь и рыча. Оно уже не стремилось нападать, то ли боясь снова получить страшную рану, то ли было просто не в состоянии. Хоу вновь поднял лук и быстро пустил ещё две стрелы, одну за одной, которые также вонзились в безобразную голову. Тварь не успела даже сообразить, что произошло, не успела взвизгнуть, лишь попятилось назад и устремилось прочь. Но едва успело порождение тьмы сделать с полдюжины шагов, как свалилось на землю замертво, а Хоу облегчённо вздохнул, уверенный в том, что поблизости порождений тьмы больше нет.

+1

13

Она стояла и смотрела.
В его спине торчали три обломанные стрелы, которые сама Лавеллан всадила туда несколькими днями ранее. Существо ревело своим фирменным пронзительным голосом, заставляя голову раскалываться, будто спелую тыкву под ударом молотка.
Оно шло на них медленно, не спеша продираясь сквозь кусты, смакуя застывшие гримасы страха и ненависти на юных эльфийских лицах. Оно наслаждалось производимым эффектом. И никуда не собиралось спешить.
Эллана взвизгнула, когда Морен схватил её за руку, завёл себе за спину и заслонил собой. Эльф пятился к другому концу поляны, держа перед собой короткий меч своего брата. Всем своим видом он говорил, что не хочет битвы, но будет драться и рвать до конца, если придётся. Ни разу не дрогнувшим мускулом на детском, но по-взрослому суровом лице Морен говорил: мне нечего терять, но я заберу тебя с собой.
Он не винил Эллану в прозошедшем. Он не винил себя в том, что не сумел спасти родную кровь, единственного брата. Он злился не на себя.
Всю свою злобу и ненависть он вложил в чувства к этому созданию, которое надвигалось на них из леса. Морену хотелось разорвать его голыми руками. Сокрушить. Уничтожить.
Но мягкая ладонь эльфийки на плече заставляла вспомнить: гнев и ненависть делают глупыми, но не сильными. Глупым Морен не был.
- Уходи, - говорил он стальным голосом, обращаясь вовсе не к существу, а к Эллане, дышущей в его спину. Громко, протяжно, натужно. Она была напугана вовсе не появлением крикуна. Она боялась того, что вновь они не смогут его убить, и он заберёт с собой ещё кого-то из дорогих её сердцу людей.
- Уходи, falon, - повторил Морен.
Он не был глупым. Он знал, что его ждёт, если останется один.
А ещё помнил, что обсуждали они со Стражем. Он умрёт. Всё равно. Либо сегодня, либо во время Посвящения. Морен не думал о жизни, которая настигла бы его после принятия обета, потому что в обеты он не верил.
Ему хотелось жить здесь. И жить сейчас. А если не жить, то знать, за что умираешь.
Морен не был глупцом. Морен уже давно был воином.
Однако Эллана тоже была воином.
И она сказала:
- Нет.
Она выстрелила, но промахнулась. Существо уже ревело от чужого выстрела, попавшего в цель, и надвигалось на стрелявшего.
Натаниэль Хоу. Серый Страж.
Эллана подумала, что непременно расскажет о нём в клане, чтобы каждый знал имя одного из этих удивительных воинов.
Хотя бы одного.

Она вылила содержимое склянки с настойкой эльфийского корня. Он говорил, что потребуется ёмкость для крови, если Морен действительно захочет пройти Посвящение. И когда Эллана собиралась уже отнести склянку Натаниэлю, Морен остановил её, схватив за руку.
- Я сам. Это мой выбор.

+1

14

Он поддался скверне около недели назад. Охотник, что сейчас замертво лежал, пропитывая землю своей проклятой кровью. Он уже был мёртв, когда эльфы встретили крикуна и Натаниэль просто обязан был им это сказать. Они и так пережили слишком многое, чтобы брать на себя вину за смерть ещё и этого человека. Морен увидел тело, когда относил Стражу сосуд, будущее вместилище для нечестивой крови порождения тьмы. Хоу тащил его к лагерю, чтобы придать огню. Обернувшись на приближающиеся шаги, лучник увидел застывшее каменное лицо возможного будущего Серого Стража. Его взгляд неотрывно смотрел на вурдалака. Быть может эльфы встречали этого охотника в здешних лесах, знали лично или же видели издали, а быть может Морен просто осознал, какая участь могла ждать его брата, какая участь может ждать его самого. Знай он это, стал бы так безрассудно скреплять кровную связь?
Морен помог дотащить вурдалака в лагерь, а затем и крикуна. Пустив кровь последнему, Натаниэль наполнил небольшой сосуд до краёв. Всё происходило в скорбном молчании. Даже ветер стих, не решаясь нарушить эту тишину шелестом листьев и трав. С каждым прожитым мгновением, с каждым вдохом, стуком сердца, приближался момент, когда должна была решиться дальнейшая судьба молодого эльфа. Возможно, даже слишком молодого. Но, будь у них другой выбор, Натаниэль выбрал бы именно его, пусть даже ему пришлось бы пожертвовать жизнью.
Лишь когда кровь порождения тьмы была у Натариэля, он прервал тишину.
- Нам нужно поспешить. У тебя есть ещё несколько дней, прежде чем скверна сделает своё дело. Сейчас мы не сможем провести ритуал, поэтому нам нужно спешить, - Серый Страж перевёл взгляд с Морена на эльфийку, тихо, едва заметно, вздохнув. - Слушай, я не знаю, когда вы вновь сможете встретиться и сможете ли вообще. Я не могу гарантировать ничего. Только то, что я сделаю всё возможное, чтобы Морен остался жив. Поэтому... Думаю, вам нужно попрощаться, - лучник направился к телам существ, пожранных скверной, остановившись на полпути. - Только не затягивайте. Мы и так ужасно опаздываем.
Оставив эльфов наедине, Натаниэль развёл костёр, придавая пламени несчастных существ.

+1

15

"Значит, вот как оно всё кончится, - думала Эллана. - Они уйдут".
Даже в мыслях она не хотела уточнять. Добавлять болезненное слово "навсегда". Потому как хотелось верить, что нет. Что встреча им ещё предстоит не одна. Что не раз их тропы ещё пересекутся. Не раз ещё Лавелланы вместе поохотятся и посоревнуются в меткости, подтрунивая друг над другом. Что не одну трапезу у костра они ещё разделят, не одной историей обменяются.
Однако стах за будущее, которого может не быть, сковывал сознание. Лавеллан дрожала, когда Морен обнял её и по-братстки приложился губами к холодному лбу. Он тоже ничего не сказал ей. Тоже не хотел прощаться словами.
Потому что ни он, ни она не могли подобрать нужных слов. Да и были ли хоть какие-то слова уместны в подобной ситуации?
Эллана стала свидетелем того, как из подростка Морен стал мужчиной в одно мгновение. Как из сказочника и пересмешника он стал воином, его дух закалился. Жаль, она не сможет провести с ним больше времени. Чтобы узнать его, нового Морена, которого не было раньше.
Худшее, что Эллана совершила в этом походе - показала своё бессилие. Дала возможность проявиться этим своим эмоциям, сжигающим, разъедающим её изнутри. Это казалось хуже всего. Она боялась думать о том, что скажет их матери и отцу. Как минимум боялась увидеть на их лицах то выражение, которое... Нет. Эллана даже представить себе не может мысли человека, сын которого погиб, а другого они не увидят больше никогда в жизни. Шок? Грусть? Смирение?
Время покажет. Время - и случай.
- Пиши, - только и сумела вымолвить Эллана. Она не знала, что её сказать. Что требуется сказать. Или что можно сказать. Что вообще говорят в таких ситуациях. - Я буду ждать вестей. Ты всегда знаешь, где меня найти.
От его усмешки стало не лучше. Но спокойнее. Этого хватило.
Она бы отправилась с ними, если можно. Но у неё там, в клане, остался брат и обязанности, от которых нельзя откреститься единым щелчком пальцев. Это понимали оба.
Морен по-прежнему молчал.
Они стояли так ещё минуту или две. Простояли бы до самого вечера.
Молча, просто деля одно бремя на двоих, не полагаясь на слова.
Но ему было пора. Скоро закат, а им предстоит долгий путь. Между ними теперь будут океаны.
И лишь бы оно того стоило.

0


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Малый архив » Skull [13 Дракониса, 9:36 ВД]