Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Великий Архив » Связи старые и новые [2 Облачника, 9:45 ВД]


Связи старые и новые [2 Облачника, 9:45 ВД]

Сообщений 1 страница 30 из 40

1

http://funkyimg.com/i/2BinR.png

Связи старые и новые [2 Облачника, 9:45 ВД]

Время суток и погода: поздний вечер, проливной дождь
Место: Минратос, Тевинтерская империя
Участники: Морриган, Лелиана, Клара Морген, Регул Семпрониус, позже архонт Радонис (ГМ)
Аннотация: Поиски легендарного артефакта сталкивают в одном месте шпионку и трех магов. Им предстоит узнать, что они - не единственные, кто интересуется магралленом, и решить, как жить с этим дальше.

Отредактировано Лелиана (2018-01-16 13:37:51)

+4

2

Вот уже как неделю назад в корреспонденции Серого Кардинала затесалось письмо с предупреждением о скором прибытии в Скайхолд её старой знакомой со скандальным прошлым и туманным будущим. Морриган писала, что собирается непрошенно нанести визит Инквизиции в целом, и после Лелиане - в частности. Дело представлялось не только срочным и неотлагательным, но и представляющим интерес в постепенно разворачивающейся борьбе с одним конкретным безволосым эльфом. Через день встретившись с Лелианой в Киркволле, Морриган подробно и по делу рассказала ей о маграллене, что это такое и откуда у неё несколько частей этого механизма. Она рассказала, что забрала их вопреки воле короля Алистера, правда не стала вдаваться в подробности о том, что это стоило ей серьёзной с ним ссоры - последнему из Тейринов претила мысль о том, что артефакт, убивший его отца, продолжит своё существование. Она рассказала, что после на неё дважды было совершено неудачное покушение, и дважды неизвестные пытались добравться до этих самых частей маграллена. Нападавшие, по всей видимости, были тевинтерцами, но большего Морриган узнать не удалось. Собственно, для сбора информации ведьма и связалась с Лелианой, а взамен она могла предложить оставшиеся у неё детали маграллена и помощь в его восстановлении, ведь по её словам в этом артефакте крылся ценный потенциал для борьбы против Фен'Харела. Инквизиция не стала отказываться от подобной возможности, и с согласия Леди Инквизитора, Морриган и Лелиана отправились в Минратос.

***

  Цоканье лошадиных копыт по мощёной дороге заменяло тиканье часов, приглушённое шумом колотящего по кабине кареты дождя, и Морриган чувствовала как этот монотонный звук и мягкая качка навевают на неё приятную дремоту. Впрочем, спать колдунья не собиралась - она не хотела пропустить их с Лелианой прибытие в центр Минратоса. Не так уж часто у неё выдавалась возможность побывать в столице великого и ужасного Тевинтера. А уж если дорвалась - то считай: козу пустили в огород. Конечно, Ведьму Диких Земель и уж точно Тайного Канцлера Инквизиции в этот город привело не научное любопытство и магический туризм, а дела иной, бóльшей важности, нежели жатва на плодородных просторах тевинтерских знаний. Но Морриган думала, что когда - и если - всё это закончится, она обязательно заскочит в Имперскую Библиотеку и навестит великолепный пример архитектурной мегаломании - Тевинтерский Круг Магов. Всё-таки нельзя приехать в Тевинтер, не подчерпнув немного от их достижений, не скованных человеческими страхами и предрассудками. И в конце концов было просто приятно почувствовать, что ты больше не отступница, не малефикар и не являешься постоянным нелегалом благодаря одному лишь факту своего свободного существования. Морриган сожалела только, что Кирана здесь нет, чтобы поводить его по затейливым улочкам, провести наглядный урок истории магократии и просто разделить с ней этот опыт. Как-нибудь в следующий раз, когда им не будет грозить смертельная опасность.   

  В полумраке кареты царило молчание, но оно не было неловким, а скорее даже уютным. Лелиана - старая боевая подруга, одна из тех людей, которых Морриган знала ещё со времён своей бурной юности, - была столь тихой и незаметной, что, отвлёкшись, вполне можно было бы забыть о её присутствии. Но её бок грел ведьме плечо, и иногда они негромко обменивались парой слов, заметив что-нибудь в окне. Постоянные склоки и разногласия, из которых по сути состояли их прежние отношения, теперь сгладились: Лелиана приняла себя такой, какая она есть и прекратила навязчиво (на придирчивый взгляд отступницы) проповедовать свою веру, как делала это пятнадцать лет назад; а Морриган уже давно приручила свою внутреннюю стерву и больше не чувствовала необходимости проверять крепость человеческого терпения постоянными уколами. Теперь прошлые распри сгладились до вполне безобидного пускания шпилек в адрес друг друга и эффективного сотрудничества. Сейчас люди Лелианы сопровождали повозку, а разведчики прочёсывали местность, и всё же ведьма была не спокойна. Позади кареты они везли огромный обитый железом сундук, содержание которого не имело особенно ценности, однако до сих пор успешно выдавалось за те самые детали разрушенного Алистером маграллена.   
  Прислонив свой зимний посох к плечу, Морриган зябко поёжилась и теснее закуталась в чёрную накидку с меховым воротником и глубоким капюшоном. Украшения на её шее выглядели тяжёлыми, блеклыми и старыми, так что знающему её человеку не доставляло труда догадаться, что это не столько вопрос красоты, сколько предусмотрительности - в Тевинтере магическая защита лишней не бывает. Под накидкой ведьма прятала бежевую тунику из тонкой авварской замши, заговорённую и созданную горными шаманами. Дорога из порта, как показалось Морриган, затянулась, пока снаружи до них не донёсся шум: крик и громкое лошадиное ржание. Повозка остановилась, и в рамке окна, словно портрет, возникло лицо одного из агентов Лелианы:

- Там впереди... - не успел мужчина договорить, как его снесло чем-то чёрным и бесформенным.
- К оружию! - раздался другой голос, словно рукой сняв с Морриган всю сонливость. Наживка была проглочена, и, кивнув Лелиане, ведьма распахнула дверь и выскочила под дождь с посохом в руках.

Отредактировано Морриган (2018-01-18 16:01:09)

+5

3

Дождь убаюкивал - и убаюкивал настолько, что Лелиана даже позволила себе прикорнуть в карете, утомленная длительной дорогой, ритмичным постукиванием копыт и барабанной дробью капель по крыше. Не слишком разумно для шпионки ее положения и уровня ответственности. Еще менее разумно - уснуть по дороге в сердце могучей Тевинтерской империи. И уж совсем глупо - отключиться, склонив голову на плечо сидевшей рядом Морриган.
Да, они явно прошли те времена, когда ни одна из них не могла открыть рта, чтобы не начался обмен любезностями. Но Морриган изменилась, даже если сама признавалась в этом с неохотой, а Лелиана поняла, что измениться не сможет. Без преждевременных озарений фанатика, готового отстаивать обретенную пару дней назад истину. Она всего лишь устала чувствовать себя виноватой за то, какой была, и поспешила сосредоточиться на том, чтобы найти своим талантам достойное применение. А что может быть достойней борьбы с существом, нацелившимся ни много ни мало - уничтожить весь мир?

Карета остановилась так резко, что Лелиана моментально раскрыла глаза и, остановив мутный после сна взгляд на старой подруге, огляделась по сторонам. Тревожное чувство охватило ее сразу: просто так агенты не остановили бы повозку, а значит, либо их остановили по пути дозорные Радониса, либо...
Силуэт агента за окном будто смыло порывом ветра, и все "либо" тут же последовали за ним.
Лелиана одним рывком выпрыгнула из кареты с противоположной от Морриган стороны, перекатилась по земле и сгруппировалась, машинально пытаясь оценить взаимное расположение целей. Как выяснилось в следующую секунду, вовремя - в воздухе раздался тот свист, который может издавать только что-то очень массивное и движущееся с огромной скоростью, а затем огненный шар с ревом врезался в карету, сминая ее своей мощью и оставляя лишь дымящиеся обломки.
- Морриган... - прошептала Лелиана, нащупывая на спине лук. Искать ведьму среди всего этого хаоса не было смысла: она только подставит их обеих под удар, к тому же, зная Морриган, сложно было заподозрить ее в неумении постоять за себя.
Она нацелилась на маячившую впереди магическую стену тумана, что успешно скрывала за собой ее цели. К несчастью для последних, им все еще нужно было переговариваться, а поверхностного тевена Лелианы вполне хватило, чтобы понимать смысл сказанных ими слов.
- Осторожней с грузом! Сундук нужен нам невредимым! - рявкнул кто-то - судя по всему, главный, и Лелиана, приподнявшись из-за обломков кареты, уверенно направила лук в сторону голоса. Стрела просвистела в воздухе и, судя по раздавшемуся воплю, нашла свое пристанище в чьем-то теле.

- Fasta vass... - сдавленно прорычал голос. - Убить шпионку. Ведьму взять живой - она нам еще понадобится.
Лелиана нащупала за пазухой заветную склянку с кислотой, которую намеревалась пустить в ход, как только неизвестные подойдут поближе. Палить в нее стихиями рядом с "магралленом" они не станут - слишком велик шанс зацепить "маграллен", а значит, оставался действовать хирургическим методом. Усыпляющее заклятие подошло бы больше всего, и именно поэтому Лелиана надеялась, что Морриган, если она была в состоянии сражаться, прикроет ей спину.
Шансов справиться с оравой магов в одиночку у нее не было.

+4

4

Сапоги мягкой кожи ударили в жидкую грязь подошвами, и Морриган, даже мысленно ещё не успевшую посетовать на мокрые ноги, словно куклу отбросило от кареты и присыпало горелыми обломками и пеплом. Не в состоянии продемонстрировать те же акробатические навыки, что и Лелиана, ведьма сделала всё, что смогла дабы смягчить своё падение, а именно: вытянула вперёд руки, в одной из которых упрямой хваткой мертвеца сжимала посох, и сильно зажмурилась. Женщину протащило по слякоти, а собственный суковатый посох словно в насмешку ударил по лбу, отметив его красочной царапиной в теплеющем ореоле набухающей шишки. Зато когда Морриган отошла от падения, в дополнению к грязи на элегантном чёрном плаще и ободранным ладоням она определённо получила чудовищный бонус к раздражению, решимости и злобе. В окутавшем порушенную карету тумане она видела возникающие и вновь исчезающие тени. Не имея возможности сосредоточиться на одном конкретном враге и даже не вставая с мокрой земли ведьма впилась свободной ладонью в сырой чернозём обочины, не укрытой булыжником дороги, глубоко запустив в него пальцы. Раздражение, снежным комом нарастающее в груди, направилось в заданное колдуньей русло, толкнуло эфирные потоки энергии в центр ладоней, и Ведьма Диких Земель позволила эмоциям усилить заклинание. Молодая весенняя трава вокруг её рук и деревянного посоха начала медленно буреть, съёживаться и сохнуть; разрушительные энтропические потоки, используя землю как проводник, потянулись к эпицентру событий, сокрытому туманом. Морриган стала посредником энергии из-за Завесы в физический мир, и концентрируясь, позволяла магии липнуть к силуэтам в робах, которые успевала заметить в тумане, стараясь не задеть подопечных Лелианы.

  Раздались слабые крики, и Морриган ощутила злобное веселье, оскалившись в хищной недоброй улыбке. Она знала, что происходило с теми, кто не был подготовлен к её атаке: они переживали каждому знакомый кошмар наяву. Кто-то из них прямо как в дурном сне ощущал отвратительное бессилие в ставших ватными ногами: ах, это отчаяние когда ты пытаешься убежать от чего-то во время сна, но не хватает сил сделать даже шаг! Кто-то из них наяву пережил пугающее чувство фальшивого падения, захватывающее дух и заставляющее проснуться - с той лишь разницей, что это не было сном и холодный поцелуй кошмара не прекращался. Те, кто использовал в битве сырую физику вспомнили доводящее до отчаяния чувство слабости в кулаках, и даже поднять руку для удара было не самой простой задачей, а некоторые и оружие удерживали с трудом.

  Конечно, рассеивая свои силы по полю боя и не позволяя им овладеть одной конкретной целью, Морриган впустую жертвовала частью своей энергии и не могла достичь самого любимого своего эффекта, когда враг совершенно теряет себя, истошно вопя или всхлипывая, и принимается слепо отмахиваться от одолевающих его кошмаров или просто с выражением непонимания на лице двигается замедленно, словно во сне. Кроме того магическая защита многих из них затрудняла замысел черноволосой колдуньи. Но для ловких и быстрых агентов Лелианы медлительность и неловкость врага могла обеспечить несколько спасительных мгновений, от которых, как известно зачастую и зависит исход стремительно-развернувшегося боя.

  Выпачканная в земле и пепле, с прилипшими к лицу чёрными прядями волос, Морриган поднялась на ноги и обнаружила, что из тумана, в центре которого смутно полыхала подожжённая карета, на неё надвигаются две фигуры. Чахлая трава под её ногами покрылась тончайшей корочкой инея, когда с кривых обледеневших ветвей её посоха сорвался поток морозного холода. Дождевые капли вокруг неё сыпались в мёртвую траву обледеневшим градом, дыхание парным облачком срывалось с губ - и вот уже оба врага сменяют бег на надсадный шаг, с характерным скрипом и треском ощущая, как кровь в их жилах стынет в самом буквальном смысле, мокрый доспех  леденеет, а кожу и волосы сковывает изморозью. Ах, радость зимней магии в дождливую погоду!
  Однако ведьме пришлось изрядно потрудиться - только дурак отправил бы на поимку колдуньи не защищённого от магии воина. Именно по этой причине её враг вместе со своим товарищем не превратились в ледяные статуи. Сосчитать нападавших было сложно, но их явно было не меньше дюжины. Заметив, что к ней, прикрывшись щитом, приближается ещё один воин в полном доспехе, и понимая, что тратить ману на битву с защищёнными от магии противниками себе дороже, Морриган отбросила в сторону посох и скинула с плечей отяжелевший от влаги и грязи плащ. Когда вслед за плащом в зачахшую траву упала роба, воин-щитовик замедлил ход, и даже сквозь прорези его шлема легко читалось замешательство и интерес. Впрочем, вскоре им на смену пришли ужас и отвращение: то, что раньше было пригожей девицей конвульсивно скрючилось, превратилось в бесформенный живой комок тьмы, колючий и отвратительно содрогающийся. Воитель, решивший, что кто-то из его людей атаковал захвативую маграллен ведьму, хотел было разразиться руганью, как из боков скомканного на земле женского тела с отвратительным влажным хрустом проклюнулись толстые членистые конечности, которыми создание принялось судорожно молотить по воздуху. Не прошло и трёх минут, как перед тевинтерцем предстало огромное воплощение ужаса любого арахнофоба: чудовищный мохнатый паук с жирным волочащимся по мокрой траве брюхом, размерами не уступающий большой корове. Проворно передвигаясь на четырёх парах своих лап, Ведьма Диких Земель кинулась в бой чтобы отыскать в этом туманном хаосе Лелиану и парой щёлкающих хелицеров отведать немного тевинтерского бифштекса с кровью.

  Мир вокруг изменился, стал меньше, горизонт размылся, словно исполненный в акварели, - так сказывалась паучья близорукость. Теперь бóльшую часть информации обратившаяся членистоногим Морриган получала через осязание: малейшее колебание воздуха, щекочущее чувствительные волоски на мохнатом теле одиозного создания и дрожь земли под быстрыми ногами, передающая каждый шаг находящихся поблизости врагов. Огромным чёрным тараном паучиха врезалась в попятившегося и ощетинившегося мечом тевинтерца, отбив его в сторону сильным ударом лапы и рывком погрузив крючковатые педипальпы в уютную щель между нагрудной пластиной и закрытым шлемом. Грудь мужчины обагрилась алым, источающим тёплый пар на всё ещё потрескивающем от мороза воздухе, и лишь после этого Морриган врезалась в царящий в тумане хаос - там, где зрение ей было почти не нужно. Рыжего барда паучиха обнаружила по запаху, лишь после этого различив её силуэт, и как раз вовремя. Выпятив вздутое брюхо, чудовище брызнуло белыми нитями липкой паутины прямо над головой Лелианы - и начавший своё заклинание маг беспомощно прилип в развалинам кареты.

Отредактировано Морриган (2018-01-23 18:20:17)

+5

5

Ведшая их духовная метка растаяла, словно оказалась смыта обрушившимся на Минратос проливным дождем, и Регул невольно замедлил шаг, борясь с обдавшим его холодом изнутри плохим предчувствием. Даже с учетом того, что стремительной погони не получилось - Клара, укрытая его длинным и изрядно потяжелевшим от влаги плащом, не могла передвигаться достаточно быстро – нападавший не должен был далеко уйти. Всего минуту назад его присутствие ощущалось совсем близко. И – ничего.
Едва ли метка убила его. Такое не прошло бы бесследно. Скорее всего, она была развеяна, а сделать это мог только маг. Вывод напрашивался сам собой – и не вполне утешительный.
Их заманили в ловушку.
Но окрасивший небо над соседним кварталом алый всполох и последовавший за ним взрыв и треск ломающихся досок перевернули эту догадку с ног на голову – и мгновенно расставили все на свои места.
- Твою центурию, - без  лишней экспрессии подытожил Регул, прежде чем крепче стиснуть в ладони рукоять духовного меча и ринуться в переулок между домами.
Взрыв прогремел в ремесленном квартале. Время было позднее, и лавки с мастерскими явно закрылись раньше, ведь из-за ливня посетителей в них не ожидалось. Не самый удачный выбор для спонтанного нападения, и прекрасный – для спланированной засады. Но Регул решил приберечь рассуждения о том, кому готовили ловушку мерзавцы в черном, до более подходящего момента. Вероятно, не Кларе и ему – судя по доносившимся звукам сражения, атакованные оказались готовы дать отпор, а значит, вряд ли были просто случайными людьми.
Желание вступиться за свой родной город, а заодно разобраться, кем были нападавшие, и что им было нужно лично от него и Клары, несколько затмило Регулу разум. Он не допустил мысли, что обе стороны могут счесть его врагом и радушно приветствовать на поле сражения обоюдным залпом всех орудий. Решающий рывок – стремительный, под покровом Тени – и чародей нырнул в густой туман, окутавший ремесленную улицу.
Плохая видимость дезориентировала его, а память услужливо нарисовала образ, от которого и поныне сердце покрывалось ледяной коркой – воины в белом, приходящие из тумана. Эта секундная заминка обошлась Регулу недешево. Тупой удар по большой площади – словно столкновение с движущейся стеной – сбил его с ног в жидкую придорожную грязь.
Холодная вода подействовала отрезвляюще. Стиснув зубы, Регул рывком перекатился на спину и нанес удар обеими ногами по коленям воина с лицом, закрытым маской, подобные которой они с Кларой уже видели сегодня, сбивая того наземь. Успех ознаменовался коротким нецензурным вскриком, оборвавшимся, когда лезвие духовного клинка вонзилось ему в грудь. Почти на физическом уровне ощущая, как со смертью врага окреп защитный барьер вокруг него, Регул поднялся на ноги, не выпрямляясь, однако, во весь рост, провел ладонью по лицу, смахивая натекшую длинных волос мутную жижу, и осторожно двинулся вперед. 
Туман не давал, как следует, осознать происходящее, но клубы его, перемещаясь, нет-нет да позволяли разглядеть мелькание уже знакомых темных фигур в масках, иначе одетых людей и эльфов – похоже, их противников, и…
По спине пробежал холодок, и Регул решил, было, что ему мерещится. Откуда, драконы и молнии, в центре Минратоса взяться огромному пауку?! В сегеронских лесах они и то прятались, заслышав гром кунарийских пушек.
- Эй! Сзади! – крикнул он лучнице, со спины к которой подползла ядовитая тварь.
Наверное, зря – Создатель знает, на чьей стороне та сражалась, а возглас не остался без внимания - не прошло секунды, как по барьеру ударил магический залп. Выругавшись себе под нос на тевене, Регул под покровом Тени бросился туда, откуда пришел магический импульс.
Вражеский чародей тоже себя выдал.

+4

6

[indent]Было больно видеть его таким – добровольно устремившимся в западню. Больно и жутко.
[indent]- Регул! – окликнула Клара друга, бросившегося в бой под чарами самой Завесы. Она бы удивилась, если бы услышала со стороны, сколько отчаяния, вызванного ощущением собственного бессилия и бесполезности, прозвучало в её голосе, но сейчас ей было не до того: следовало догонять, а звать смысла не было – мощная волна магической энергии, всколыхнувшая Завесу, указывала на то, что сейчас он был в половине квартала отсюда, если не дальше.
[indent]Клара мысленно вознесла хвалу Создателю за то, что ей было хотя бы известно направление, - на фоне событий последних лет, его существование, конечно, казалось ей весьма сомнительным, однако, религиозные формулы отлично подходили для выражения сложных эмоций, - и бросилась следом. Впрочем, надолго сил не хватило, и уже на углу скорняцкой лавки, которую было видно даже без монокля, Клара почувствовала тупую боль в подреберье, споткнулась, запутавшись в плаще, упала, ободрав о камни мостовой ладони и колени до крови, а поднявшись, перешла на быстрый шаг, от которого перешибало дыхание. [indent]Но следовало поспешить – что бы там ни происходило, а Регулу могла потребоваться помощь – его противник, - кем бы он ни был, - скорее всего, имел численное превосходство.
[indent]Батальная сцена, открывшаяся её подслеповатым глазам, в первые секунды вызвала лишь ужас и желание спрятаться. Сизые тени, мечущиеся в плотном, тяжелом тумане, вспышки заклинаний, янтарное пламя духовного меча, звон оружия, выкрики на торговом и тевене… Ну почему, почему всё это должно было случиться именно сегодня и именно с ними двоими? Но что теперь поделать… Раз уж ввязались во всё это, придётся приложить некоторые усилия, чтобы выбраться из этой заварушки живыми.
[indent]Заметив неподалёку неподвижно лежащее на разбитой мостовой тело в чёрных одеждах, Клара выбрала младшего духа ужаса среди обитателей Тени, которые отозвались на всю магию, которой было пронизано всё на этой улице, и сейчас чутко следили за происходящим с той стороны, выжидая момент, чтобы насытиться чужой смертью, и провела его сквозь Завесу. Привязанный заклинанием морталитаси к мёртвому телу, он поднялся и бросился в бой, пугающий безжизненным взглядом остекленевших глаз и своей нечеловеческой неуклюжестью.
[indent]Но Клара и сама была не лучше – не нащупав футляр с моноклем, который, вероятно, сорвался с пояса во время падения, она поняла, что ей придётся покинуть своё укрытие и приблизиться к месту сражения. Ровно в тот момент, когда она, прячась за ящиками и бочками, короткими перебежками направилась к дальнему углу соседнего дома, из тумана показался странный силуэт – гигантский шар на ножках, напоминавший паука… Клара прищурилась, чтобы сфокусировать зрение – и впрямь, паук, видимо, призванный кем-то из магов, - и в следующий миг разглядела промелькнувший знакомый силуэт с длинным луком.
[indent]Осознание того, кто сражается там, в гуще битвы, поразило Клару, словно молния. Меньше всего ей бы хотелось, чтобы её товарищи причинили вред друг другу по незнанию. А она знала, на что был способен каждый из них. Зачерпнув из Тени энергию, магесса обратила её в холод, и под длинными лапками хищной твари образовалась ледяная корка - немного помощи Тайному Канцлеру не повредит.
[indent]- Регул! – сложив ладони рупором, прокричала она. В данный момент возможные последствия её не волновали – страх потерять кого-то из своих товарищей отодвинул на второй план все прочие. – Те, кто не в чёрном – свои!
[indent]Оставалось надеяться, что Лелиана узнает её голос, её работу с мертвецами, и сделает верные выводы.
[indent]Заморозив бросившегося на неё негодяя в чёрном по шею, Клара скинула тяжелый плащ, который был ей совершенно не по росту и только мешал, и, соткав заклинание барьера, принялась поднимать трупы - вот мерзавцы удивятся, столкнувшись со своими же приятелями в бою. Сейчас это было легко – чужая магия заставляла Завесу звенеть и притягивала тех, кто смотрел на мир с той стороны.

Отредактировано Клара Морген (2018-01-29 08:11:22)

+3

7

Морриган была жива, невредима и, судя по всему, не на шутку обозлена. Одно это вселяло надежду: Лелиана хорошо помнила, что случалось на поле боя с теми, кто недооценивал болотную ведьму, а во время Мора им приходилось встречать врагов посерьезнее, чем кучка магов, польстившихся на пустой сундук. К тому же, было и неоспоримое преимущество: годы работы в одной команде, связавшие их сильнее жажды власти, которая толкнула этих людей атаковать их в самом сердце империи. На поле боя они с Морриган дополняли друг друга, как никогда не смогли бы вне.
Здесь Лелиана быстро поняла, что мало чем сможет помочь ей: стрелять по туману бесполезно, идти на сближение с магами - просто глупо, а посему инициативу предпочла передать врагам, нещадно поливая из укрытия стрелами тех, кто невовремя высунулся, и надеясь, что агенты последуют ее примеру.

Предупредительный оклик заставил ее обернуться, и Лелиана наткнулась взглядом на восемь пар паучьих глаз и извивающегося у обломков кареты тевинтерца, который отчаянно пытался выбраться из паутины. Второй голос из тумана был уже женским.
Итак, в этой войне у них оказались неожиданные союзники. И кое-кого из них она даже знала лично.
- Клара! - крикнула она, оборачиваясь на знакомый голос и натягивая тетиву. Наконечник стрелы задрожал на уровне глаз, расплывающиеся очертания морталитаси, которая только что атаковала ее подругу, застыли как раз на траектории выстрела. Лелиана повернула лук в сторону, и стрела, коротко свистнув в воздухе, с сырым чавканьем вошла в глаз воина, который подбирался к Кларе сбоку. - Не трогай паука, он на нашей стороне!
Далеко не самая странная фраза, что ей приходилось произносить в своей жизни. Лелиана быстро перевела взгляд со старой знакомой на неизвестного ей мужчину, который предупредил ее об опасности. Кажется, в Минратосе происходило нечто, что она упустила из внимания. У незнакомца был тевинтерский акцент. Один из людей Дориана? Тогда что здесь делает Клара?
Лелиана не любила совпадения. Еще меньше она любила совпадения в моменты, когда ее пытаются убить, а потому была настроена на серьезный разговор, как только они разберутся с фанатиками.

Маг, пытавшийся зайти с фланга, яростно дергался в своем коконе, наверняка во всех красках представляя себе жвалы паука-перевертыша, вгрызающиеся в его тело. Лелиана проявила милосердие, воткнув ему кинжал в бедренную артерию. Истечь кровью - перспектива куда соблазнительнее того, что сейчас крутилось в его охваченном ужасе сознании.
- Я ее знаю. Постарайся ее не убивать, - бросила Лелиана в сторону паучихи, не обращая внимания на предсмертные хрипы мага и вынимая из колчана сразу две стрелы.
Ее внимание привлекли проявившиеся сквозь туман очертания мага, который двигался слишком плавно - явно пытался застать их таинственных союзников врасплох. Лелиана отпустила тетиву. Две стрелы тихо тренькнули о защитное поле, не причинив чародею ни малейшего вреда, и он непростительно отвлекся, позволив себе ухмылку в ее сторону. Не дожидаясь, пока тот поднимет посох, шпионка метнулась в сторону, а склянка, блеснув стеклом в воздухе, с силой ударилась о поле, разлетевшись на мелкие осколки и выпустив наружу удушливый газ. Проблема могущественных людей - будучи опьяненным могуществом, так легко забываешь о мелочах - например, о том, что защитное поле отнюдь не мешает тебе дышать.
Тевинтерец закашлялся, схватившись за собственное горло и уронив посох - и этого уже было достаточно. Достаточно, чтобы потерять концентрацию, а вместе с ней и защитное поле. Достаточно, чтобы следующая стрела вошла в его горло, оборвав несостоявшуюся атаку.
Лелиана огляделась по сторонам, прислушивая к сопению, звону доспехов и шуму магических атак. Рядом мелькнула какая-то тень, и шпионка увернулась от неуклюжей атаки, моментально оказавшись за спиной у воина, а лезвие кинжала врезалось в грубую кожу на шее.
- Поговорим позже, - прошептала она ему на ухо и сдавила горло так, что тот рухнул на землю. Нужно же было оставить в живых хоть одного для допроса.

+3

8

Защищая Лелиану и отбиваясь от нападений, чёрная восьминогая смерть в виде гигантского паука молниеносно сгребала колючими педипальпами каждого посмелившегося приблизиться: крючковатые коготки, щетиной растущие по краям подвижных ногощупалец цеплялись за кожу и одежду, подтягивая жертву прямо в ад из щёлкающих хелицер, с которых вязкими каплями на землю срывались ниточки густой ядовитой слюны. После этого не было слышно ничего, кроме влажного хруста и мучительных криков умирающего. Впрочем, голос Лелианы отвлёк Морриган - прекратив объедать лицо содрогающемуся в агонии тевинтерцу, паучиха заскрежетала окровавленными жвалами в знак согласия, хотя лишь смутно различала внезапно нагрянувших им на помощь союзников.

  Когда маг, удерживающий пелену тумана, пал, сражённый Лелианой, белый морок начал рассеиваться. И только тогда улицу, в считанные секунды превратившуюся в самое настоящее пылающее поле боя, стало возможно разглядеть: пара испуганный лошадей в упряжи металась, вставая на дыбы, и вскоре пылающие костром остатки кареты неслись по булыжнику, оставляя после себя шлейф чёрного дыма и запах гари. Битва придала серому дождливому дню красок. Дождь размывал ярко-кровавые лужи, загоняя их в щели на стыках блестяшего от влаги булыжника, и вспышки заклинаний раскрасили воздух, придав ему лёгкий запах озона. Морриган уже чувствовала, что дело идёт к победе, когда дорога под её восемью ногами превратилась в самый настоящий ледовый каток. Ворсистые лапы разъехались в стороны мгновенно, оставив на гладкой поверхности льда глубокие борозды от крючковатых коготков. Толстое паучье брюхо ударилось о замороженную гладь, едва не раздавив неудачливого агента Инквизиции, и, паук, пронзительно стрекоча, пытался собрать лапы в кучу, чтобы вновь восстать кромешным ужасом арахнофоба, но вместо этого непослушные конечности его снова разъезжались. Морриган негодовала, чувствительными волосками ощущая отчётливую вибрацию позади себя: кто-то стремительно приближался с явным намерением атаковать казалось бы безобидного теперь паука. Но, не лыком шитая паучиха имела ещё парочку тузов в хелицерах. Вскинув заднюю пару лапок, чудовище принялось счёсывать с жирного мохнатого брюха острейшие стрекательные волоски, отправляя их облачко прямо навстречу атакующему. Атака эта была несмертельной, однако защититься от волосков было сложно с любым доспехом: тончайшие и острые, они впивались в кожу, в слизистую глаз, залетали в дыхательные пути, раздражая, ослепляя, и нанося сложнопереносимое жжение и надсадный кашель.

  Впрочем, ликование Морриган быстро остыло, когда она ощутила удар чем-то острым в свой бок, а затем припекающую острую боль. Новый удар настиг одну из её лап, и боковым зрением паучиха разглядела мужчину в чёрных одеждах, одноручным мечом пытающегося перерубить ей ногу. Наспех отбиваясь и пытаясь задеть врага брызжущей паутиной, восьминогая ведьма Диких Земель постаралась сползти с ледяного налёта, всё ещё не сумев разглядеть, что один из её новых союзников - давешняя знакомая из Неварры, с которой Морриган устроила нешуточные проблемы ордену Морталитаси.

+4

9

Свои?
Дружеский оклик заставил Регула помедлить долю секунды, осмысляя услышанное. Эти люди были знакомы Кларе, и также подверглись нападению. Возникал резонный вопрос – не была ли месть за сданный Сегерон причиной, выдуманной для отвода глаз? Регул полагал, что счеты свести собирались с ним, но что, если мерзавцам в черном понадобилась Клара?
И паук – тоже на их стороне? Да какого демона…
Впрочем, время для рассуждений было неподходящее. Ответы он поищет позже – сейчас следовало разобраться с более насущными проблемами.
Вражеский чародей не успел и вскрикнуть – духовный клинок рассек его плоть, почти беззвучно проломив ребра. Его соратники, уцелели из которых единицы, едва ли поняли, что произошло. А те из них, кто не был обделен магическим даром, почувствовали, как Завеса разошлась кругами, словно потревоженная брошенным камнем вода. Регул действовал быстро, четко и осторожно – укрываясь сотканным из Тени невесомым плащом после почти каждой атаки. В таких условиях трудно действовать иначе. Магия огня помогла бы сэкономить и время, и силы, но прибегнуть к ней – только не здесь, не в его родном городе. Регул не мог допустить, чтобы вернувшиеся завтра в ремесленный квартал люди увидели вместо своих лавок и мастерских их обгоревшие остовы – дело, возможно, всей их жизни, обращенное в пепел. Поэтому приходилось атаковать точечно, со спины подбираясь к врагу сквозь Тень – и снова скрываться, пока ни чужие, ни «свои», которых никто не предупредил о том, на чьей он стороне, не успели до конца осознать случившееся.
Рассеялся туман – по-видимому, пал насылавший морок чародей – и ориентироваться в пространстве стало легче. Сражавшиеся против налетчиков в масках люди воспрянули духом. Их противник, впрочем, тоже не остался в долгу - наполнявшие воздух оружейный лязг да звуки тетивы стали куда интенсивнее с обеих сторон. Теперь устранение неприятеля стало всего лишь делом времени. Численный перевес оказался за теми, кого Клара причисляла к своим.
Отразив клинком несколько стрел, Регул пропустил мощный удар со спины. И ещё один, и последующий. Защитный барьер подвымотанного прыжками через Тень чародея дрогнул под тяжелым клинком. Огненный залп – закаленную сталь лезвия не тронула даже магия, чего нельзя было сказать о доспехе вражеского воина и, тем более, их содержимом, издавшем душераздирающий вопль, прежде чем свариться заживо.
Внезапную атаку сбоку Регул успел отбить и сшиб нанесшего её наземь – глупец, видимо, не ожидал такого маневра от мага – ударом ноги. Не дожидаясь, пока тот поднимется для ответного удара, чародей схватил его за шиворот  и крепко приложил головой о поребрик. И снова – контрольный.
Тот судорожно дернулся и затих. Стихали и звуки сражения. Подвергшиеся нападению люди сновали меж облаченных в черное трупов, среди тел в более неприметных одеждах, подсчитывая потери.
Заткнув за пояс серебристую рукоять, Регул выпрямился в полный рост и вышел к ним с поднятыми руками - пусть видят, что он безоружен и желает мира. Взглядом он пытался найти Клару, однако уследить старался и за незнакомцами. Защитный барьер вокруг себя он уплотнил до предела, и в любой момент готовился к контратаке. Кем бы ни считала этих людей Клара, для Регула они были чужаками. В перспективе – врагами. И он для них – тоже.
Но Регул не привык думать о других плохо, пока они не докажут делом, что заслужили этого. Поэтому он надеялся, что им хватит мозгов догадаться, что он на их стороне, несмотря на то, что внешность и акцент выдавали в нем тевинтерца, а его залитую грязью темно-синюю одежду можно было ошибочно принять за черную.

+3

10

Клара не осталась в долгу за помощь и создала вокруг Лелианы магический щит - ткань этого заклинания защищала от враждебной магии и была привлекательна для добрых обитателей  Тени, которые могли прийти на помощь, если человек под барьером был бы  серьезно ранен.
В суматохе магесса не успела осознать и задаться вопросом, отчего Лелиана говорит про паука как про разумное, обладающее сознанием и волей существо. Но сам факт того, что у Тайного Канцлера есть гигантский паук, её не особенно удивил - Морген доводилось раз-другой видеть её воронятню в Скайхолде, а в “Приюте Вестницы” как-то судачили о том, что в прошлом она держала в качестве питомца нага. Паук в этом смысле даже имел перед нагом преимущество - он был  мохнатым, - а это довольно мило, - и от него была польза в битве.
Кларе стало неловко за свою инициативу и, бросив на многолапую мохнатую тварь магический барьер, она подняла ещё одного убитого негодяя, велев ему помочь пауку. Тот повиновался и, даже не выдернув стрелу из горла, напал на своего бывшего товарища, атаковавшего паука, со спины.
Эта битва до боли напоминала шахматную партию, и Клара ощущала себя за доской. Стараясь не подставляться под удары, она помогала людям Инквизиции, чем могла. Но после того, как духовную метку, разорвавшую одного из нападавших на куски плоти, не оценили ни свои, ни чужие,  она решила умерить свой боевой пыл: духов ужаса, натравленных на нападавших, было легко призывать из-за Тени. Сейчас с той стороны было тревожно и шумно - Регул всколыхнул Завесу своей магией. Кларе уже доводилось видеть рыцарей-чародеев в деле, но он превосходил каждого из них в мастерстве. Хотя тому было множество разумных объяснений: от необъективности восприятия влюбленной женщины до объективной разницы в боевом опыте. Однако, Клару в любом случае удивляло, что, по словам самого Семпрониуса, в Круге его способности считались средними. Каковы же тогда возможности одаренных тевинтерских магов по сравнению с магами юга?

Сражение было окончено, но Клара какое-то время промешкала, провожая духов домой, за Завесу. Не все они этого желали - слишком сильно их манила пролитая на улицах имперской столицы кровь, - но воля морталитаси и техничный подход к вопросу возымели должный эффект. Тела убитых с глухим стуком падали на мостовую, словно поломанные игрушки. Одна мертвая кукла потеряла маску, и Клара разглядела нежное и молодое женское лицо, искаженное посмертной гримасой. Кем она была? Что привело её к этим людям? Ответов пока не было.

Тем временем, Регул сбросил боевую маскировку. Подхватив край промокшего до нитки платья, Клара быстро зашагала ему навстречу. Ощущая барьер, которым он окружил себя, она не боялась за его жизнь, однако, стоило поскорее взять ситуацию под контроль, чтобы обошлось без недоразумений и недопониманий.
- Честно скажу, удивлена нашей встрече. Но раз  она состоялась, позвольте представить моего дальнего родственника, близкого друга и будущего супруга, - взяв Регула за руку коченеющими от холода пальцами, произнесла она абсолютно серьезным тоном с таким же серьезным лицом. Никакого жеманства, никакого смущения и порозовевших щек. - Регул Семпрониус, легат армии Тевинтера, один из тех, кто сумел вернуться с Сегерона живым.
Называть имя Лелианы Клара не спешила - с высокой вероятностью та отправилась в Тевинтер инкогнито и едва ли одобрила, если бы кто-то сунул нос в её дела. Умный человек отличается от идиота в первую очередь тем, что никогда не скажет лишнего. Клара не знала, что привело Лелиану в Тевинтер, но полагала, что втягивать в дела Инквизиции Регула без объективной необходимости нерезонно. А вот о нападавших пару слов сказать стоило.
- Люди в масках напали на нас во время прогулки с криками “За Сегерон!” - продолжила Клара, немного согрев воздух вокруг себя магией. Озноб сильно мешал думать. - Нам удалось отбить атаку. К вам же нас привела духовная метка, которой я отметила одного из напавших… По всему получается, что мы столкнулись с какой-то организованной группировкой, - заключила она.

Отредактировано Клара Морген (2018-02-17 21:18:56)

+3

11

Битва закончилась. Лелиана старалась не думать о том, был ли у них с Морриган шанс без этой подоспевшей вовремя (подозрительно вовремя, как с тревогой отметила она про себя) подмоги и постаралась вместо этого сосредоточиться на подсчете убитых и раненых. Беспокойные окрики и суматоха вокруг были привычными для ее работы, но с некоторыми потерями она не могла смириться никогда. Еще несколько человек мертвы только потому, что каким-то безумцам хотелось заполучить себе пустой сундук. Перекидываясь репликами с агентами, что время от времени подбегали к ней с донесениями, Лелиана сжала зубы и двинулась навстречу Кларе, встречая ее легким кивком. Улыбаться, притворяясь, что этот вечер ничем не отличался от других, не имело смысла.

- Что же, значит, тебя можно поздравить, - Лелиана остановила на Регуле изучающий взгляд голубых глаз. От нее не ускользнула та осторожность, с которой Клара избегала представлять ее своему жениху. Был ли он недостоин доверия, или же морталитаси просто не хотела втягивать его во всю эту историю глубже, чем он уже в ней оказался, имело смысл ей подыграть. - От лица моих нанимателей приношу вам искреннюю благодарность за столь своевременное спасение. Это Морриган, - кивнув в сторону паука, Лелиана устало улыбнулась, подумав о том, не представить ли ее как Шмоплза только для того, чтобы позднее увидеть уничтожающий взгляд ведьмы.
Короткий рассказ старой знакомой она выслушала молча и помолчала, обдумывая сказанное. Клара явно что-то недоговаривала. К чему этим людям было нападать на них? Разве легат тевинтерской армии - первостепенная цель для фанатиков всех мастей в Тевинтере? Но высказывать свои подозрения вслух она не спешила.
- Если это те люди, о которых я думаю, у нас серьезные проблемы, - Лелиана нахмурилась. - Хотя я ума не приложу, зачем Кальпернии злить архонта в такое время. Больше похоже на поведение отчаявшегося человека, чем патриота, осознающего важность единства. - Она повернулась к Регулу. - Если вы были в Сегероне, не мне объяснять вам, насколько оно важно.

Туман развеялся, но воздух все еще был наполнен гарью от догоравшей кареты и тошнотворно-сладким запахом крови. Лелиана сделала жест, и двое агентов поволокли к ней вырубленного недавно фанатика, который уже приходил в себя - по крайней мере, нашел в себе силы слабо поднять голову и остановить на своих врагах непонимающий взгляд.
- Я оставила одного из них для допроса. Возможно, вам тоже захочется узнать, кому мы обязаны таким вниманием, - рука Лелианы мягко легла на плечо пленника. Она понизила голос до почти интимного шепота - достаточно, чтобы у него возникло желание повнимательнее прислушаться к сказанному. - По моему опыту, люди становятся более разговорчивыми, когда теряют пальцы.

Отредактировано Лелиана (2018-02-24 15:16:30)

+4

12

Морриган в обличье паука ощутила на щетинистом теле заботливо накинутую мантию защитного барьера и приметила, что вражеские удары рикошетятся хаотичными контратаками теперь уже дружественного мертвеца. Некромант в союзниках? Думать об этом решительно не было времени, потому что один из последних нападавших уж очень настойчиво требовал у Морриган её внимания. Ведьма не осталась равнодушной, и тевинтерец в маске окончил свою жизнь, обмотанный липкими белыми нитями и пускающий пузырчатую пенут из разинутого рта. С этой смертью развернувшееся посреди дороги поле боя замолкло, натужно дыша угасающими огнями умирающих пожаров и растекаясь размытыми ливнем красными пятнами. Магическая наледь начала подтаивать - не в последнюю очередь благодаря пролитой на неё парной крови, - и гигантский паук, шкрябая по хрустящей поверхности, наконец двинулся в сторону говорящей троицы. Выжившие агенты Инквизиции расступались перед чудовищем, которое, промокнув, отнюдь не стало выглядеть симпатичней. Ловко переставляя восемь колючих лап между распростёртыми телами павших, Морриган проволокла грузное мохнатое брюхо к тому месту, где осталась её одежда и там подобрала свои конечности под себя. Огромное чёрное туловище скорчилось, задрожало, судорожно комкаясь во что-то бесформенное; слипшиеся волоски втягивались в светлеющие кожные покровы, и какие-то две минуты спустя оплакивающее свежих мертвцов угрюмое тевинтерское небо омывало своими потоками скорчившееся на пожелтевшей траве молочно-белое женское тело, чьё лицо скрывали неопрятно намокшие чёрные волосы. Впрочем, это зрелище мелькнуло лишь на мгновение, потому что в следующий момент один из лучников Лелианы уже тактично накрыл Морриган её подмокшим плащом - кое-кто из них уже имел опыт борьбы с ней плечом к плечу.
  Ведьма встала на ноги, разминая шею и шевеля пальцами, словно поудобнее примеряя вернувшееся к ней человеческое тело, к которому неприятно липла мокрая ткань плаща:

- Спасибо, Мервит, - отступница кивнула пришедшему ей на помощь эльфу-лучнику, - собери, пожалуйста, остальные мои вещи.

  Лежащий в чахлой траве деревянный посох Морриган вернулся к ней в руки, и лишь после этого женщина обратила своё внимание Лелиане и её собеседникам. Рядом с мрачного вида мужчиной стояла маленькая колдунья, по-детски - как казалось Морриган - серьёзная и, несомненно, до боли знакомая. Ведьма Диких Земель выглядела сейчас как призрак, вышедший из кошмара юного андрастианца: длинные угольно-чёрные пряди волос, прилипшие к бледному лицу, жёлтые как у совы глаза и чёрная накидка с меховым волчьим воротником, однако вела она себя так, словно в качестве радивой хозяюшки принимала у себя гостей. Вытирая тыльной стороной ладони кровь, испачкавшую ей лицо, и остановив взгляд на Кларе, дочь Флемет затаила на губах улыбку:

- Так-так... Что у нас здесь? Какая неожиданная встреча, - у Морриган к Кларе было много вопросов, но она отложила их на потом, разве что кивнув морталитаси и её жениху, попутно исследовав их обоих любопытным взглядом. Сейчас же Лелиана склонялась над единственным человеком,  кому следовало эти вопросы задавать. Женщина окинула его пристальным взглядом: никаких отличительных знаков на мантии, просто испачканный в гари и крови рано лысеющий мужчина с затаённой злобой в ещё мутном взгляде. Он сипло засмеялся Лелиане в лицо, сдавленно шипя:

- Vidi dolor... Et non terrent shatta rufus, - голос мага был спокоен, но лихорадочный блеск его глаз и кровавая улыбка окончательно убедили Морриган, что перед ней отчаянный человек. Она удивилась тому, что мужчина говорил не просто на тевене, а на древнем тевене - видимо, согласно своим радикальным взглядам. Ведьма не стала лезть в допрос, но чутко следила, чтобы подонок не принялся плести заклинание. - Nos reciperandi ea, quae furati estis... Magnitudo est reddet emptori Tevinter.*

* - Я видел боль... Тебе не напугать меня, рыжая сука. Мы вернём себе то, что вы украли... Вернём Тевинтеру величие.

Отредактировано Морриган (2018-03-03 16:03:30)

+4

13

Почему-то тот факт, что рыжеволосая незнакомка не назвалась сама, зато паука своего представила, Регула совершенно не удивил. Вероятно, потому что случившееся итак не укладывалось ни в одни рамки. В особенности – этические.
Что действительно заставило напрячься, так это упомянутое в контексте нападения имя Кальпернии. Судя по всему, лучница была уверена в том, что нападавшие – её люди. И, пусть Регул знал, что это не так, разубеждать не стал. Кто же они такие? Что они – или их наниматель – не поделили с Кальпернией? Вопросов было больше, чем ответов, но все они казались слишком подозрительными, чтобы произносить их вслух.
Но высказать свое мнение о случившемся стоило. Возможно, это приблизит их всех к пониманию того, кто сегодня стал их общим врагом.
- Вы правы, - мрачно отозвался Регул. – На поведение патриота не похоже.
Патриоты, впрочем, тоже категория весьма разношерстная. А про тех, кто таковыми себя именует, и говорить нечего. Встречаются и те, кто искренне верит, что станет настоящим тевинтерцем, всего лишь напялив на себя перья и закинувшись виноградом.
Регул терпеть не мог виноград, а одежду в перьях считал признаком дурного вкуса – и, тем не менее, за свою страну готов был отдать – ни много ни мало – жизнь.
- Как, впрочем, и на то, что охотились за нами с Кларой, - продолжил он свою мысль. Его, конечно, многие знали в лицо – вот только никаких связей с этими чужеземцами он не имел, ветераны Сегерона среди них нашлись бы едва ли, а оба нападения, безусловно, организовали одни и те же люди. - Не знаю, сколько ещё покушений было совершено сегодня в Минратосе, но, думаю, немало. Вероятно, им нужно было отвлечь стражу от места нападения на свою основную цель. И, надо сказать, они своего добились – никто не сбежался на шум сейчас, в то время как нам с Кларой пришлось уносить ноги от блюстителей порядка…
Для приезжих этот вывод был неочевиден, но Регула, большую часть жизни прожившего в Минратосе, бездействие стражи насторожило. Ведь прогремевший в ремесленном районе взрыв было слышно за два квартала.
- Скорее всего, хвост тянулся за вами от границы, - подытожил он.
Сейчас всех въезжающих тщательно досматривали. За Кларой, в общем-то, тоже могли проследить, однако интуиция подсказывала Регулу, что она стала жертвой досадного совпадения, и её знакомство с рыжеволосой лучницей не имело никакого отношения к утреннему нападению.
Кивнув в знак приветствия облаченной в плащ женщине, которую прежде не заметил, чародей перевел взгляд на пленника. Сколько патетики было в его словах. Но какой в ней толк, если, говоря на мертвом языке, он не мог быть уверен даже в том, что его поймут? Очередной фанатик с промытыми мозгами.
Поджав губы, Регул устало потер висок.
- Если опалить ему лицо, - кивок в сторону допрашиваемого, - полагаю, он заодно вспомнит и торговый. Главное - суметь выдержать тонкую грань, на которой он уже готов говорить, и ещё способен это делать, - на секунду Регул замолчал, размышляя, стоит ли вмешиваться. Пожалуй, не стоило - привыкший бить на поражение, не получая удовольствия от чужих страданий, в пыточном мастерстве он никогда не преуспевал. - Я не умею, поэтому помощь не предлагаю. Но могу помочь чем-нибудь ещё: позвать стражу или сопроводить вас к вашему нанимателю - я хорошо знаю Минратос.
Заодно, глядишь, получится что-нибудь разузнать об этих чужеземцах и о нападавших. Только сначала нужно было решить проблему менее глобальную, но более насущную - достать плащ для Клары, поскольку её легкое платье насквозь промокло под сильным ливнем, а накидку Регула она, похоже, потеряла в запале сражения.
К счастью, чужеземцы оказались понимающие, и один из эльфов с узором на лице откликнулся на просьбу об одолжении. Но едва тяжелая ткань легла на плечи Клары, а прижатый к мостовой допрашиваемый перешел на торговое наречие - не сказав, впрочем, ничего нового – как на ремесленную улицу выбежала группа людей. Они явно не имели отношения к страже – но все, как один, являлись тевинтерцами и были вооружены.
Регул приготовился, было, отразить новый удар – но один из подоспевших крикнул своим.
- Это они! - и, сократив расстояние до обугленного остова повозки, обратился к присутствующим. - Груз цел?

+2

14

[indent]Груз оказался в целости - это было хорошо. И для гостей Тевинтера тоже.
[indent]Стычка в городе, посреди мирных улиц - не первая стычка. Венатори, то затихающие, то вновь поднимающие голову, будто бы играли не за Империю, а против, невольно помогая приверженцам Кун. Как и всякие буяны, стремящиеся отыграться за поражение на Сегероне не там - на его туманных берегах, а здесь - посреди города никогда и никем не захваченного.

[indent]Архонт Радонис приказал доставить людей Инквизиции и всех, кто оказался рядом, в одно из "рабочих" поместий - здесь не проводились приемы, но встречи с союзниками и врагами. С врагами - чаще.
[indent]Старая земля, напитанная силой охранных артефактов, старый дом из камня, где слуги были больше похожи на воинов. На убийц. На убийц магов.

[indent]Всех, и южан, и тевинтерцев, доставили сюда с плотными повязками на лицах.
[indent]- Господа, дамы... прием был бы лучше, не случись досадной стычки. Мне бы хотелось знать с кем. И чем это грозит Империи. - Радонис взмахнул рукой и повязки слетели с чужих голов.
[indent]Высокий мужчина с бородкой, похожий на одну из статуй в нишах, непринужденно сидел в кресле, опираясь на резной посох из кости дракона. Одежды архонта были не тем торжественным сложным убранством - но пурпурными.
[indent]А по бокам  комнаты стояла четверо людей из личной стражи. Рыцари-чародеи и маги-воины.
[indent]- Добро пожаловать в Тевинтер... так я мог бы сказать, но среди вас есть и подданые нашей страны. - Радонис посмотрел на Регула. - Хозяевам земли отвечать первыми.

+2

15

Свет десятков ламп – мягкий, приглушенный - показался неестественно ярким и болезненно ударил по глазам, заставляя зажмуриться. Лишь спустя несколько мгновений Регул смог рассмотреть, к кому их привели, словно осужденных на казнь – строем, с плотно завязанными глазами. Прежде ему неоднократно доводилось видеть этого человека. В основном, издали – но и этого оказалось достаточно, чтобы узнать его даже без характерного головного убора и геометрически строгих торжественных одежд.
А ведь ровно до этого момента Регул считал фразу рыжеволосой чужестранки о том, что Кальпернии лучше не злить Архонта, всего лишь метафорой.
По ещё одному несчастливому совпадению его первым призвали к ответу. Регулу нечего было сказать – не признавать же вслух, что «хозяева» совершенно не ведают о том, что творится на их земле, и даже их правитель, кажется, больше доверяет чужеземцам. Пусть последние указы Радониса казались сумасшествием, а его связи вызывали подозрения, он все ещё был Архонтом Империи. И относиться к нему следовало с должным почтением.
Жестом велев Кларе следовать за ним, Регул сделал шаг вперед и опустился на одно колено. Перепачканные уже засохшей весенней грязью кудри отбросили тень на лицо, когда он почтительно склонил голову - подобающий для похода на прием к Архонту вид, ничего не скажешь. Выбирать, впрочем, не приходилось.
- Отставной легат легиона Империи Регул Семпрониус, - назвался он, после чего представил свою спутницу. – Клара Морген, маг ордена морталитаси и моя невеста. Приносим свои извинения за то, что предстали перед вами в ненадлежащем виде – наше присутствие на месте нападения было случайностью.
По большому счету именно случайностью. Ни стычка на аллее, ни последующая погоня за нападавшим не отменяли того, что встреча со всеми этими людьми никак не вписывалась в их с Кларой планы.

Отредактировано Регул Семпрониус (2018-03-15 22:46:45)

+4

16

Клара не знала, кем был этот человек, к которому их доставили с такими мерами предосторожности, - можно сказать, чрезвычайными. Но кое-что она понимала вполне явно:  один неверный шаг, одно неосторожное слово - и они отсюда не выберутся. Просто потому, что просто так вооруженные люди глаза своим пленникам - а ощущалось именно так, - не завязывают.
Когда повязки сняли, времени на то, чтобы взглянуть в глаза Лелианы и Морриган, которые, возможно, знали об этом человеке чуть больше, не было. Должно быть, он был одним из приближенных Архонта, упомянутого Тайным Канцлером. Вот только Клара совершенно не располагала информацией о том, какие дела у него были к Инквизицией и о каком грузе тогда шла речь посреди улицы. Он был нужен людям в масках, вот только,принимая в расчет свою неосведомленность о нем, связи между этими двумя нападениями Клара не видела. И времени на то, чтобы обдумать все это и сложить кусочки головоломки, ей, к сожалению, не оставили.
- Это так, - ответила она, по примеру Регула опустившись на одно колено.
Колену, худосочному и костлявому, к слову, было достаточно больно и холодно упираться в мраморный пол. Но это была невеликая беда. Кларе казалось, что этот человек в пурпурных одеждах неспроста потребовал ответ от Регула. В сердце закралось опасение, что его сделают виноватым в произошедшем - как минимум, поставят в вину то, что он бежал от стражников как преступник. Но умалчивать о нападении было нельзя - как знать, не сочтёт ли этот человек случайность неслучайной?
- Для меня было большой неожиданностью увидеть в Тевинтере женщин, с которыми в прошлом меня объединяло общее дело, - она подняла взгляд на вопрошавшего, прямой и открытый, однако, ее голос был мягок и спокоен - как всегда, когда душу изнутри терзало волнение, с которым она с трудом справлялась. - Однако, меня не удивило, что мой жених и ваш соотечественник не побоялся вступиться за моих знакомых...
Сказать прямо - на юге о тевинтерцах были иного мнения. Но эти детали Клара решила оставить при себе - так разумнее.
- ...так же, как до того защищал меня от людей в масках, напавших на нас во время прогулки.
Клара замолкла, мгновение раздумывая над тем, озвучивать ли ещё одну деталь. Пожалуй, стоило.
- Нас привела туда магическая метка, которой я отметила одного из них.
Судя по тому, как протекала стычка - очень вовремя. Но это замечание Клара так же оставила неозвученным - ещё чего человек в пурпуре решит, что она намекает на бездействие стражи. Подозрительное, с её точки зрения, бездействие, с учётом того, как споро подоспели его люди к концу стычки. Однако, они все здесь были не в том положении, чтобы бросаться подозрениями и упреками.
Она застыла как каменное изваяние, опасаясь, что любой опрометчивый взгляд в сторону товарищей по Инквизиции и тем более, Регула, будет воспринят как повод для подозрений и новых вопросов.

Отредактировано Клара Морген (2018-03-16 00:09:34)

+4

17

Конечно Морриган не стала рассказывать Кларе и Регулу, что их небольшой, но столь открыто путешествующий караван с выставленным напоказ здоровенным порожним сундуком был приманкой (древний артефакт на самом деле был замаскирован под провизию). Пережившая уже два покушения, ведьма знала, что на неё нападут снова, но в этот раз она была хорошо подготовлена. Само собой разумелось, что напавшие на неё таинственные граждане Тевинтера охотились за неисправным магралленом, однако было необходимо узнать о тех, кто стоит за этими нападениями. Впрочем, "язык" оставил Морриган и Лелиану не солоно хлебавши, и его, связанного, присоединили к поклаже - он ещё мог "вспомнить" что-нибудь интересное в более интимной обстановке.

  И хотя путешествие с закрытыми глазами сложно было назвать комфортным, Морриган была удовлетворена. Наконец её путь лежал к ещё одному человеку, облечённому властью. И хотя под старинными сводами каменного дома отступница была слепа, она кожей ощущала как сильна здешняя магия, как надёжно и крепко сплетена структура защитных заклинаний. Тевинтер исчерпывал потенциал магических возможностей, исследовал их, позволял им расцветать в самых восхтитительных своих формах. Это было несравнимо со сдержанной магией Кругов или того хуже - кастрированной магией Кунари. О, у Архонта Радониса, конечно, было чем поделиться.

  Повязка спала. На лбу ведьмы наливалась её любимым лиловым цветом кровоточащая дуля, чёрные волосы всё ещё не высохли, меховой плащ с волчьей подбивкой красовался пятнами грязи и крови - от такого катастрофического её внешнего вида где-то наверняка умер в муках один несчастный орлеец. Но, похоже, что желтоглазую дикарку это нисколько не смущало, а даже наоборот -  Морриган не стала следовать примеру Регула или Клары и отвечать на вопрос Радониса. На своём пути она успела тесно и не очень пообщаться с несколькими представителями власти, и не перед кем из них ведьма ещё не склоняла колена. При возможности она собиралась продолжать в том же духе, а потому цепким взглядом рассматривала Архонта, сравнивая. Алистер, Селина, Пирал Харроумонт, Арикун, Стэн... то есть Аришок, конечно, ну и куда же теперь без новоиспечённого Наместника Тетраса. Все они были бесконечно, невообразимо разными, но по-своему неординарными, а потому было легко понять любопытство отступницы касательно Радониса. Что же он такое?.. 

  Так как послом от Инквизиции являлась прежде всего Лелиана, Морриган предоставила ей объяснить сложившуюся ситуацию - тем более, что в прошлом Эвелин уже исполнила просьбу Радониса разделаться с венатори, засевшими на неварранско-тевинтерской границе. Не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, насколько выгодно правителю Империи урегулирование этого конфликта нейтральной, но влиятельной организацией вроде Инквизиции. Сама же отступница планировала вступить в диалог, когда зайдёт  разговор о зависшей над Тедасом угрозе в виде Ужасного Волка и когда настанет время продемонстрировать Архонту, что именно Инквизиция имеет предложить в ответ на содействие Тевинтера. До того момента, женщина молча наблюдала, размышляя о том, что возможно не стоит говорить о столь важных государственных делах при посторонних людях, какими являлись Клара с её мрачного вида женихом. И хотя старая знакомая морталитаси оставила у ведьмы добрые воспоминания, чем мало кто из ныне живущих мог похвастаться, без необходимости дочь Флемет не стала бы раскрывать тайну существования маграллена ни ей, ни неё жениху. Помимо этого Морриган ещё и думала о слухах, согласно которым у Радониса была слабость к представителям семейства кошачьих. При мысли о том, чтобы обернуться здоровенным болотным котом из Диких Земель Коркари губы ведьмы тронула тень улыбки. Кто знает, насколько выиграла бы от этого их дипломатическая миссия?.. Впрочем, в той же степени эта миссия могла потерять в успехе, узнай Радонис, что эта женщина не так давно советовала Императрице Орлея.

+5

18

В гости, конечно, в таким виде не ходят, думала Лелиана, мельком оглядев Морриган и примерно представляя себе, как выглядит сама. С другой стороны, в каком только виде она в гости не ходила (далеко не всегда с приглашением), а тут и вовсе была склонна возложить всю ответственность на тех, кто их сюда привел. Охота архонту вести светские беседы и несветские переговоры с окровавленными и злыми нелюдями (ну не называть же людьми их спонтанно собравшуюся компанию?), у которых на лицах читается тихая, но твердая ненависть ко всему живому и прогрессивному - так это его личное пожелание, кто они такие, чтобы спорить?
Поклонившись коротко и сухо - в самый раз для демонстрации того, что Тайный канцлер Инквизиции уважает хозяина территории так, как ему причитается, но прекрасно помнит и о своем положении тоже - женщина мягко улыбнулась вопреки своему предыдущему жесту, выступая вперед.
- По правде говоря, я впервые вижу, чтобы такие вопросы задавали жертвам нападения, а не его организаторам, - она без труда держала выпестованный годами Игры баланс кроткого недоумения, доброжелательности и дружелюбной иронии, - но что же, в каждом доме свои обычаи. Я Лелиана, и я рада ступить на вашу прекрасную землю.
Ничего, кроме имени, она тоже не называла сознательно. Лишняя трата времени и слов. Архонт прекрасно знает, с кем говорит - как и она знает, кому отвечает - ничего, правда, с обеих сторон, кроме имен, положения и отзывов третьих лиц, но, возможно, тем интереснее будет эта история.
Она чувствовала некоторое беспокойство, то ли за, а то ли из-за Регула и Клары, но пока не решила, что с этим делать - совершенно точно, им не следовало в это втравливаться: до получения любой новой информации Лелиана думала так.
- Что же касается причин, увы, у нас только предположения, но мы старались сохранить кого-нибудь, чтобы задать вопросы. Если ваша стража не проявила излишнего рвения, мы могли бы получить ответы сообща. Не стану лгать, будто наши предположения туманны, но, в конце концов, - здесь сожаление стало чуть сильнее, - стоит ли втягивать в это людей, которые любезно помогли нам в опасности, и это вся их вина?
То есть, она вполне понимала, как срежиссирован этот маленький спектакль, основанный на удачном случае, и отказывалась верить, будто что-то здесь случайно - поставить гостей в положение просителей из неловкой ситуации, дополненное легкой демонстрацией того, что представители Инквизиции - просто окровавленные и побитые люди без всякого ореола легенды, вынужденные излагать свои чаяния в зале, полном стражей… и всё это без каких-либо усилий с принимающей стороны.
Браво, но бесполезно. В эти ладушки Лелиана играет не хуже.
- Мы будем до глубины души благодарны, если архонт почтит меня и мою спутницу приватной беседой.
А спасителей она, если что, найдет потом сама. К ним тоже есть пара вопросов.

+4

19

[indent]По смуглому меченному лицу высокого мужчины легко было определить, что он-то точно тевинтерец и так случилось. Имя семьи Семпрониусов прежде было славным, да и сейчас старший брат этого легата был магистром, членом магистериума, никак иначе. Архонт едва кивнул Регулу и скользнул внимательным взглядом по спутнице мужчины, выслушивая его обьяснения. Легат и морталитаси, которая, видимо, оставалась в стране жениха - интересный союз, интересный сплав магических сил, но поразмыслить о таких диких сочетаниях можно было потом.
[indent]В отличие от жениха, коленопреклоненная чернявая морталитаси была в разы разговорчивей и немедленно обозначила и общее дело с рыжей представительницей Белой Церкви и, стало быть, яркоглазая ее диковатая спутница, так и не склонившаяся (единственная из четверки)... тоже духовница? Смешно.
[indent]- Значит, отставной легат армии Тевинтера вступился за чужестранок, потому что они были знакомы с его невестой? Интересно. Получается, сперва те люди напали на вас, после напали на других чужестранок? В Минратосе появилась сила, стремящаяся еще более отособить Тевинтер от иных народов? - Родонис улыбался уголками губ и интонацией, хотя ему было совершенно не смешно. Но факты маленькая волшебница подавала забавно. Или искажала. В любом случае, за Семпрониусом и его невестой будут приставлены соглядатаи, потому что просто так ничего не случается. Только не в Минратосе.

[indent]Рыжая бард начала с открытой атаки, пряча за пешкой ферзя. Это заставило улыбнуться. И промолчать, выслушивая до конца. Радонисы не оправдываются. Особенно когда не сожалеют.
[indent]- Полагаете, следует предупреждать стражу о том, что смутьянов стоит щадить? Так поступают на юге? - Архонт изволил немного вернуть вертких уколов. А потом согласно кивнув. Определенная разумность в словах бывшей Левой руки Церкви была.

[indent]- Извинения приняты, альтус Семпрониус, монна Морген. - Обронил, всё же, Радонис, переводя взгляд на пару: - Но моим хронистам будут чрезвычайно интересны события этого дня вашими глазами. - Махнув рукой, следуя принципу отсечения частей целого, для лучшего исследования предмета, Радонис указал одному из своих стражей отвести этих двоих в ближайшую комнату, где Регула и Клару уже ждет пара дознавателей и длинный, пока еще, пустой свиток.

[indent]Не следовало имперцу и его невесте знать о чем у властителя страны могут быть дела с представителями Белой Церкви.
[indent]Когда стихли шаги и закрылась за ушедшими дверь, Радонис сложил пальцы ладоней друг к другу, глядя поверх и вниз, на стоящих женщин.
[indent]- Тогда представьте свою спутницу, монна Лелиана. Сенешаль Инквизиции, если мне не изменяет память, не забывает о таких мелочах, как имена своих союзников. - держащаяся будто особняком брюнетка изрядно забавляла Радониса, как кошка, уже учуявшая плошку сливок, но еще надеющаяся ее украсть, а не выпросить. Значит, такими были переговорщики Инквизиции - убийца от Церкви и некто, жадная до тайн и создающая тайну из себя? Занятно? Маленькая Инквизитор и хитрая Верховная Жрица пытались держать Архонта Тевинтера за дурака? Торги будут горячими, определенно.
[indent]- Итак, теперь обстановка максимально приватна. - Звучало даже не насмешливо, несмотря на остающуюся в зале охрану. Радонис смотрел ясными холодными глазами на женщин. - Я ожидал, что Инквизиция выполнит свою часть уговора, но не столь... эффектно. Впрочем, спасибо за венатори.

+4

20

Хронисты… После того, как Лелиана высказала замечание о страже, “вашей страже”, у Клары не осталось никаких сомнений в том, кем является на самом деле не представившийся им человек в пурпуре, в том, что его хронисты - никакие не хронисты, а так же в том, что она успела найти на свою голову неприятностей на третий день пребывания в Минратосе. И вдобавок втянула в это Регула.
Она не сомневалась, что позже её ждёт непростой разговор с Лелианой и Морриган, потому что их тевинтерское дело оказалось делом международного значения. Убедить их в том, что совпадение - всего лишь совпадение, будет непросто: все люди склонны искать смыслы и закономерности в происходящем, исключая элемент случайности. Впрочем, в одном это точно случайностью не было - одновременное нападение на чужестранцев одними и теми же людьми в масках едва ли можно было назвать совпадением...
Так думала Клара, шагая по узкому коридору и не смея поднять взгляд на Регула, который так же шел с ней под конвоем. Должно быть, ему было вдвойне тяжело сейчас - ведь все, что он сегодня видел и слышал, касалось его родины.
Стражник велел остановиться и, толкнув тяжёлую кованую дверь, пропустил их вперед.
В просторном кабинете, вдоль стен которого стояли стеллажи, все было готово к допросу - на столе лежали гроссбух и письменные принадлежности, за столом,не отрывая взгляда от бумаги, сидел писарь. Высокий бритоголовый человек с умным цепким взглядом белесых глаз, одетый в светлую мантию, жестом пригласил вошедших занять места в креслах напротив писаря. Молчаливый стражник встал в дверях, будто бы тем могла прийти в голову мысль о побеге…
- Ваш духовный клинок и другие вещи вам вернут позже, - заверил бритоголовый “хронист”. - Для начала вам придется ответить на несколько вопросов. Назовите свои имена.
Обращаясь к Кларе, он говорил спокойно, не отводя внимательного и почти дружелюбного взгляда, его жесты были открытыми. Но Клара не знала ни его имени, ни места, куда их привезли, и из кресла ей приходилось смотреть на своего собеседника снизу вверх, что не добавляло ей уверенности.
- Клара Морген, морталитаси, - ответила она коротко.

Отредактировано Клара Морген (2018-04-22 16:20:40)

+2

21

Не сочтя должным посвящать другого человека – пусть даже Архонта – в свои мотивы, Регул согласно кивнул. Радонис озвучил свои выводы и, казалось, у него не осталось больше вопросов к случайным участникам бойни в ремесленном квартале.
Но только казалось.
Стражник велел им последовать за ним для допроса - и пришлось повиноваться. Покидая зал вслед за своим конвоиром, Регул не обернулся. Со стороны - безропотное повиновение. На деле - желание сохранить в тайне то, как легкая тень недоумения на его лице сменилась таким же, различимым только для тех, кто способен видеть полутона, напряженным выражением.  Потому что невиновный всегда спокоен. Он знает, что чист, и бояться ему нечего. Именно так рассуждают обвинители и те, кто знает о допросах с чужих слов. Стоит только выдать свое волнение, дать повод думать, что ты что-то скрываешь - и тебя не оставят в покое.
Идя меж рядов мраморных колонн, Регул бросил короткий взгляд в сторону Клары. По предположению Архонта неизвестные нападали на чужеземцев. Похоже на правду. Почему бы тогда ему не вызвать на допрос и тех двух женщин? Ответ напрашивался сам собой - с ними у него особый разговор. Вероятно, он и был их заказчиком, от имени которого благодарила Регула рыжеволосая шпионка.
К демонам такую благодарность.
Заняв место напротив дознавателя - выпрямив спину и упершись руками в колени, словно готовый в любой момент встать и уйти, - Регул повернул голову к его напарнику, озвучившему первый вопрос. Или - по тому, как тот взял инициативу в свои руки - скорее, патрону.
- Отставной легат легиона Империи Регул Семпрониус, - повторил он  то, что ранее сообщил Архонту.
Человек за столом - его земляк - даже не поднял взгляда на допрашиваемого.
- Как вы оказались в месте нападения на чужеземцев? - поинтересовался он ровным тоном, неспешно выводя что-то на бумаге. Последнее не обнадеживало. Столько времени и движений пером на запись имени не требуется. Что же он тогда пишет? Показания, которые будут удобны Архонту?
Но Регул не стал заострять на этом внимания. В первую очередь - из уважения к работе дознавателей, которые, всего лишь выполняли приказ. Во вторую - из соображения, что им с Кларой обязаны будут предоставить показания для подписи. И, если они увидят на пергаменте то, чего не говорили, никто не вправе помешать им отказаться.
- Во время прогулки по Минратосу, - ровным тоном начал Регул, - на меня и мою невесту, коей является Клара Морген, напали неизвестные в масках – с их слов, из мести за поражение на Сегероне…
Выдержав недолгую паузу, дабы дознаватель успел зафиксировать сказанное, а заодно – чтобы немного перевести дыхание и успокоить сердцебиение, он продолжал:
- Это произошло на северо-западе Минратоса, в двух кварталах от главной площади, - пояснил Регул на всякий случай. – Вовремя подоспевшая стража спугнула нападавших. Но духовная метка, наложенная на одного из них, привела нас в ремесленный квартал. Туда, где была организована засада для чужеземцев…

Отредактировано Регул Семпрониус (2018-04-22 16:26:57)

+2

22

- Это была моя инициатива, - добавила Клара, как обычно, невозмутимая, как Недремлющее море в редкий штиль, когда внутри все сжималось от беспокойства под скрип пера по казённой бумаге. А беспокоиться было о чем - подобное сражение в центре столицы империи выходило за рамки рядовых происшествий.
Так бывает, в минуты сильных переживаний в голову лезут глупые мысли. И Кларе невзначай подумалось - поедет ли Регул за ней в Неварру, когда ее вышлют из Тевинтера за все, что случилось с ней за этот день. А может быть, инкогнито уехать в Антиву и Ривейн? С мадам де Фер на Солнечном троне даже в Неварре на магов через пару лет начнут глядеть косо…
- Это было сделано для того, чтобы проследить их путь, после того,  как на место происшествия прибыла городская стража… Если это, конечно, была стража.
Пожалуй, об этом Клара сейчас жалела сильнее всего: что они выбрали это, а не остались там, среди аккуратных домов сопорати и миндальных деревьев. Все происходящее, несомненно, можно  было назвать захватывающим приключением, и вопросов к Лелиане и Морриган было множество, вот только неопределенность и возможные неприятности Клару сейчас совершенно не вдохновляли.
- Отчего вы скрылись с места происшествия? - поинтересовался бритоголовый дознаватель. В его тоне не прозвучало ни агрессии, ни обвинения, и Клара предчувствовала, что об этом неудобном моменте её спросят.
- Мы сочли, что составление протокола и прочие формальности - непозволительная трата времени, - ответила Клара, до конца удержав визуальный контакт. Отчасти это было правдой. Но лишь отчасти. - Что злоумышленники успеют уйти.
...и что стражники могут быть не заинтересованы в том, чтобы разобраться в ситуации, и сделают их с Регулом ответчиками в деле о беспорядках с магией на улицах города. Но о такой степени недоверия властям говорить их представителям, пожалуй, не стоило.
Молча кивнув, не давая этому ответу никаких оценок, дознаватель перешёл к следующему вопросу:
— Знакомы ли вам женщины?
Врать смысла не было - Клара уже говорила это перед архонтом, повторит и перед его человеком.
- Да.
- В каких обстоятельствах вы познакомились?
И здесь не было смысла лгать. Шила в мешке не утаишь - как знать, о чем сейчас говорят Лелиана и Морриган со своим деловым партнёром?
Возможно, Регул не должен был знать этих подробностей, так было бы лучше для всех, в том числе для него - он заслуживал тихой и мирной жизни. Но откровенная ложь поставит на ней крест с высокой вероятностью. И если в рабочем квартале ещё был смысл молчать, то сейчас он, должно быть, и сам хотел бы задать Кларе этот вопрос.
- В сорок втором  году  нас свело противостояние Корифею.
- В чём именно заключалась ваше сотрудничество? - уточнил дознаватель.
- С сорок второго по сорок четвертый год я консультировала их в практических вопросах магии духа, - ответила Клара.
Она вполне допускала, что дознавателю известно о том, какую организацию представляют эти две женщины, и не видела смысла вдаваться в детали, пока её не попросят об этом отдельно. Однако же, следующий вопрос касался совсем иного, и он поставил ее в тупик.
— Что вы знаете о недавнем взрыве в предместьях Минратоса?
Не удержавшись и бросив короткий удивленный взгляд на Регула, Клара вновь взглянула на дознавателя.
- Я прибыла в Тевинтер в предпоследний день Драккониса и провела его в пути, а следующие два дня гостила в доме моего жениха. Мне ничего об этом неизвестно.
Пусть отправят запрос на границу или проверят подорожные. Впрочем, о чем речь? Разумеется, проверят...

Отредактировано Клара Морген (2018-04-22 19:27:41)

+2

23

На вопрос о знакомстве с чужеземками Регул ответил коротко и отрицательно. Этих женщин он видел впервые. Слова Клары же были прямо противоположными, и всплывшие в них факты оказались… мягко говоря, неожиданными.
О противостоянии с Корифеем на северном фронте узнали значительно позже, чем в остальном Тедасе. Много после его прихода и первых разрывов в небе над Сегероном – не повергнувших тевинтерских чародеев в шок, в отличие от жителей подконтрольных белой церкви земель. Такой итог казался закономерным. Завеса над островом была истончена и слаба – любой, связанный с Тенью, ощущал это почти на физическом уровне.
Опираясь на депеши и редкие новости с материка, прийти к однозначному мнению о случившемся оказалось непростой задачей. Но, изнутри наблюдая раскол в рядах венатори, сравнивая ожидающих возвращения древнего магистра и тех, кто избрал собственный путь, слыша аргументы Кальпернии, Регул сильнее склонялся к мысли о том, что цели тех, кто противостоял Корифею, были благими. Но остались ли они таковыми сейчас, и зачем эти люди вмешиваются в политику Тевинтера?
Как бы то ни было, Клара больше не имеет с ними ничего общего.
Следующий вопрос дознавателя едва не заставил Регула задать встречный – а какое, собственно, отношение это имеет к сегодняшнему нападению? Однако благоразумие крепко подтянуло поводья раздражения, не дав ему прорваться сквозь маску напускной невозмутимости.
- Это произошло несколько недель назад - две или три, - отозвался он неопределенно. – От взрыва пострадало поместье Павусов и несколько зданий по соседству, включая дом моей матери. Говорили, что в деле замешан гаатлок, - Регул замолчал, переведя взгляд на бритоголового следователя, и обратно – на безучастного писаря напротив, и подытожил. – Но я не доверяю слухам, не подкрепленным фактами.
А факты пока говорили о том, что в столице у Архонта повсюду глаза и уши. И, если они прохлопали диверсантов кунари средь бела дня – у империи нет будущего.

Отредактировано Регул Семпрониус (2018-05-13 01:02:55)

+2

24

[indent]Задержанная для дознания пара вела себя спокойно (насколько спокойно себя могут вести люди, оказавшись здесь), и вовсе, охотно отвечала на вопросы. Все бы "клиенты" были такими - было бы куда легче.
[indent]Записи получались преинтереснейшими:

"Клара Морген, морталитаси, невеста Регула Семпрониуса, альтуса и отставного легата, чей брат в Магистеруме, прогуливалась вместе с женихом по Минратосу и оказалась, вместе с женихом, жертвой нападения неизвестных в масках, желающих мести за поражение войск Империи на Сегероне."

[indent]Бритоголовый остановился, прекращая ставить пометки и записывать, чуть сощурился:
[indent]- Они так и сказали? Нападающие неизвестные? Поражение?

Означенное событие произошло в паре кварталов на северо-запад от Главной площади. В ситуацию вмешалась городская стража, но никого задержать не удалось. Пережившие нападение маги (господин Семпрониус и монна Морген), кинув чары "Духовная метка" на нападавших, тоже покинули место совершения нападения, стремясь догнать нападавших, последовавших в ремесленный квартал.

[indent]Писчий опять прервался:
[indent]- Почему вы решили, что именно вам важно задержать нападавших, которых обуяли мотивы мести ко всем военным Сегерона?

[indent]Но дальше было еще интереснее и, оставляя место для пометок между строками, дознаватель продолжил записывать:

Клара Морген (в сорок втором, сорок четвертом - по южному летоисчислению) - 2036-2038 годах ТЕ консультировала женщин организации И в практических вопросах магии духа.
В Тевинтер монна Морген прибыла 30 Набулиса, последующие дни до сегодня, монна Морген провела в доме жениха - господина Семпрониуса. О взрыве в черте города монне ничего не известно. Господин Семпрониус наслышал о событии, как о таком, где пострадало поместье Павусов, иные дома, как и дом госпожи Семпрониус, матери означенного господина Семпрониуса. Регул Семпрониус слышал, что в деле замешан гаатлок, но сам в подобное не верит, хотя и озвучил.

[indent]- Значит, своей невесте вы не сообщали об этом событии - взрыве, хотя пострадало и имущество вашей матери? - Уточнил писчий.

[indent]- Будьте любезны рассказать, что было далее. В ремесленном квартале. - Мужчина, расхаживающий по комнате, задал вопрос, когда пара ответила на предыдущие.

+1

25

Архонт на удивление точно заметил, что Морриган была союзником Инквизиции, а не её полноправным членом. Означало ли это, что ему было известно гораздо больше о личностях его непрезентабельных гостей, оставалось тайной.

- Не то чтобы у нас был выбор, - отозвалась рыжеволосая, переведя взгляд на свою подругу и представляя её с той же предельной лаконичностью. - Это Морриган. Мы принесли вам информацию, которая может вас заинтересовать.

Не любившая причислять себя к орденам и каким-либо фракциям Морриган одобрила выбор Лелианы не привязывать к её имени титулов и пояснений. За всю свою жизнь ведьма старалась сохранять столько собственной независимости, сколько того позволяли условия. Женщине не хотелось становиться кирпичиком какой бы то ни было организованной человеком системы, и даже в свой орлейский период Морриган категорически настаивала на том, что не состоит на службе Селины - она просто временно заняла ту сторону, которая в большей мере отвечала её интересам. И уж точно, женщине не пришлось бы по вкусу, если её сложное "я", которое она самостоятельно строила уже много лет, низвели до "дочери Флемет" или даже "Ведьмы Диких Земель", что по сути подразумевало первое.

Морриган слушала Лелиану лишь вполуха; ей было прекрасно известно всё, что бард собиралась рассказать Архонту.
- Инквизиция осведомлена о том, что над Тевинтером нависла угроза вторжения Кунари, - говорила бард, пока Морриган чуть рассеяно разглядывала помещение и его хозяина,  - однако нам хотелось бы удостовериться, что вы так же в курсе иной, гораздо более масштабной проблемы. Архонт, нам известно, что Тевинтер не обошли массовые исчезновения эльфов. У Инквизиции есть на это исчерпывающий ответ... Морриган? 

  Перехватив адресованный ей взгляд Лелианы, укутаная в тяжёлый от дождевой воды и крови плащ ведьма выступила вперёд. Её, по всей видимости, не коробила позиция потрёпаных просителей. И хотя про себя Морриган сделала на этот счёт пометочку, всё, что по-настоящему имело смысл - это цель и её достижение. 
- Возможно, Архонт, твоих ушей достигли вести о распространившемся среди эльфов культе Ужасного Волка, - женщина замерла, опираясь о свой уродливый посох, скорее напоминающий кривую древесную ветвь, увешанную совершенно немыслимыми для цивилизованного человека украшениями: фрагменты костей подозрительного происхождения, перья, кожаные шнурки и даже... человеческие волосы? - Причиной его повальной популярности стало явление Фен'Харела эльфийскому народу. Древний бог - или, как считаю я, - древний сновидец невиданной силы внушает эльфам свои идеи через Тень, и именно поэтому они покидают города. Он скрывался под именем Солас и даже помогал Инквизиции одержать верх над твоим соотечественником - Сетием Амладарисом. Не так давно он раскрыл свою настоящую личность Инквизитору, лишил её Якоря и даже имел неосторожность проболтаться, что собирается ни много ни мало обрушить Завесу, чтобы вновь сделать мир таким, каким он был до падения Арлатана.

Черноволосая ведьма внимательно следила за Радонисом. Чем больше ему уже известно, тем больше необходимых пробелах в его осведомлённости можно заполнить, а значит и убедить его будет чуть проще.

- Не все верят леди Инквизитору, и это не сложно понять. Но это одна из причин по которой я сопровождаю Лелиану. Я видела Фен'Харела в Тени и то, как он использует свою сновидческую силу. Я обладаю знаниями, которые шепчут мне, что он не самозванец и действительно может свершить то, что запланировал. Я могу это доказать. 

  Лелиана кивнула подруге и добавила:
- Мы просим помощи в борьбе с Фен'Харелом. Но так же мы в Инквизиции прекрасно понимаем, что на сегодняшний день насущной проблемой для Тевинтера являются Кунари, к которой прибавляется активность венатори. Поэтому в ответ мы предлагаем вам поддержку в борьбе и с первой, и со второй проблемой. Инквизиция посильно поможет разрешить вопрос с венатори в качестве нейтральной и независимой стороны, дабы Тевинтер смог задавить возможность гражданской войны в самом её зародыше. А в борьбе против Кунари мы предлагаем... её, - жестом руки Сенешаль вновь указала на Морриган.

Отредактировано Морриган (2018-05-05 22:27:13)

+4

26

Встречных вопросов следовало ожидать. Регул готов был ответить на каждый – дать описание нападавших и их амуниции, назвать примерное время столкновения, рассказать о принятых им и Кларой мерах самозащиты.
Но дознавателей интересовало другое.
Вспыхнувший внутри гнев тугим кольцом сомкнулся на горле, мешая дышать – и Регул непроизвольно попытался оттянуть ворот камзола. Его ответ был исчерпывающим. Описание событий – правдивым и подробным. И в уточнении дознавателя ему слышалась издевка. Ведь не знать о разгромном поражении тевинтерской армии на Сегероне тот не мог – тогда к чему изображать удивление?
В глупость человека, занимающего такую должность, не хотелось верить.
- Да, драконы и молнии! – прежде ровный голос задрожал от негодования. – Поражение. Именно – поражение!
Ладонь сжалась в кулак. Стараясь не дать себе сказать лишнего, Регул стиснул зубы и откинулся на спинку кресла, не сводя с дознавателя прожигающего взгляда. Он помнил, где и в каком положении они с Кларой находятся, и осознавал, что именно в уточнении, проверке фактов и поиске несоответствий и заключается работа его вынужденного собеседника, но настойчивое внимание к тому, о чем он не хотел ни вспоминать, ни, тем более, говорить вслух, выбило его из равновесия.
- Или за что, по-вашему, мстили люди, напавшие с криком «За Сегерон, предатель»? – произнес Регул бесцветным, убитым тоном. Создатель, до чего жалко звучит. И выглядит, наверняка, не лучше. – За прорыв осады Алама?
Вполне вероятно, кто-то из нападавших знал его в лицо. Но на этот счет Регул не имел даже предположений – налетчики были в масках.
Медленный выдох затерялся в скрипе перьев по дорогой, плотной бумаге.
Короткой паузы, потраченной дознавателями на записи, хватило Регулу на то, чтобы вернуть шаткое душевное равновесие. И лишний раз напомнить себе, что он здесь не один – с ним Клара, и от его умения держать себя в руках зависит, вероятно, и её судьба.
Впрочем, следующий вопрос был ожидаем, и не зацепил острием слова старых, долго и тяжело заживающих ран.
- Незнакомцы обратились в бегство, как только стража подняла тревогу, - ответил чародей, не видя смысла лгать после того, как прежде сознался в побеге от стражи. - На месте нападения присутствовали только моя невеста и я. Оставшись улаживать все формальности, мы не поспособствовали бы поимке нападавших, а, напротив, дали бы им достаточно времени укрыться от правосудия - так мне показалось.
Инициатива, как водится, наказуема, но, не проследи они с Кларой за нападавшими – они бы не оказались в ремесленном квартале. И, сбежав от стражи, никогда не были бы пойманы. Регул надеялся, что дознавателям хватит ума истолковать его слова правильно, и совести – не переврать их на бумаге.
На очередное уточнение он лишь утвердительно кивнул.
- Так точно – не сообщал. Полагаю, моя невеста и без того пережила достаточно потрясений, - ни тени сарказма в голосе.
К чему нагнетать обстановку? После взрыва в поместье Семпрониусов не только заменили выбитые витражи на окнах, но и усилили охрану. И остальная знать Минратоса тоже приняла меры предосторожности. Ничему не научило это происшествие, судя по всему, только власть – судя по разгулу уличной преступности и бездействию стражников, которые после такого должны были землю носом рыть и срывать маски со всех, кто не покажет им заверенную Верховной жрицей орлесианскую визу.
– Мы потеряли духовную метку примерно через две улицы от него, -  медленно произнес Регул. Произошедшее ещё не до конца улеглось в памяти. – Затем со стороны ремесленного квартала прогремел взрыв. Явно магического происхождения. Нам с Кларой пришлось разделиться…
Он замолчал, переведя взгляд на молчаливого писаря.
- Я не смог сосчитать нападавших – магический туман затруднял видимость, - пожал плечами Регул. – Клара крикнула мне, что те, кто не в черном, на нашей стороне. Среди них были те женщины, с которыми сейчас беседует Архонт. Обсудить случившееся мы не успели – вскоре после того, как сражение было окончено, за нами пришли.
Регул старался не упустить ничего важного, но рассказ, несмотря на это, вышел сумбурным.

Отредактировано Регул Семпрониус (2018-05-06 16:47:23)

+3

27

Ей было жаль Регула в те мгновения эмоциональной слабости, когда он начал терять самоконтроль. Ведь это больно и страшно - оказаться на допросе, который проходит так, будто ты сам напал на кого-то, а не на тебя напали. А ведь он воевал с кунари за этих людей, приближенных к власти, и их близких. Только сказать ему несколько слов, чтобы подбодрить, или хотя бы взять за руку, было нельзя. Но можно было сделать кое-что другое.
- Позволите внести ещё несколько уточнений? - спросила Клара, оторвав взгляд от зарешеченного открытого окна, откуда тянуло ароматами цветущего сада, и продолжила, когда дознаватель кивнул. - До сегодняшнего дня мы с господином Семпрониусом находились на его загородной вилле, а не в доме его матери. И только сегодня с утра навестили её, чтобы выразить своё почтение. Уехав от нее уже за полдень, мы заглянули в книжный магазин “Alta Aqua”, и, отправив слугу с покупками вперёд, решили пройтись по городу. Во время этой прогулки и произошло нападение.
Кларе было безразлично, что эти люди подумают по поводу их уединенного времяпровождения на вилле - эта деталь просто казалась очень важной: какой смысл обсуждать взрыв двухнедельной давности в городе, если изначально не планируешь приглашать туда свою гостью? И это не считая банальной заинтересованности в том, чтобы она приехала, а не ответила отказом, сославшись на то, что для Империи настали слишком опасные времена.
А вот то, как эти люди ставят вопросы, ей уже не нравилось - особенно,если принять в расчет, как их доставили сюда с завязанными глазами. Конечно, эти люди выполняли свою работу, но вся соль в том, что её можно делать как хорошо, так и плохо. И сейчас, когда отчетливо ощущалась определенная степень недоверия и давления, которую создавали вопросы, казавшиеся Кларе достаточно непоследовательными и не способными пролить свет на произошедшее, а лишь заставляющие Регула оправдываться и объясняться, выглядели в ее глазах ничем иным, кроме второго. Конечно, если дознаватель захочет схалтурить и заставить оказавшегося в его кабинете человека всецело ответить за беспорядки, к которым он имеет весьма опосредованное отношение, он в лепешку расшибется, чтобы сделать это. Но нужно было попробовать помешать этому, последовательно изложив все события, предшествовавшие стычке в ремесленном квартале, ответив на все вопросы, предоставив следствию максимум информации, а не только ту ее часть, которую дознавателям достаточно для того, чтобы взять ее друга под наблюдение или открыть на него дело, а затем убедиться, что с ее слов все записано верно.

Сейчас, изложив события, предшествовавшие нападению, когда эмоции остались в стороне, Клара увидела возможную картину произошедшего целиком. Но она была всего лишь магом-чужестранкой, и ее гипотезу едва ли восприняли бы всерьез. Или, что хуже, пришли бы к мысли, что она нарочно вводит в заблуждение и подталкивает к нужным ей выводам. Так всегда бывает с людьми, ищущими между событиями логические взаимосвязи. Но Клара, видевшая на своем веку множество нелепейших смертей, знала, что в мире существуют гораздо более тонкие связи и закономерности, чем те, которым учат ищеек-законников.  Их называют случайностями, потому и недооценивают.
Сейчас, восстановив в памяти события, она видела нападение на Регула случайностью. Возможно, конечно, что люди в масках следили за ними с утра, от самого въезда в Минратос, но больше походило на правду, что, собирая облаву на кортеж Лелины, эти люди разделились на несколько групп - так было легче затеряться среди улиц. И в одной из них оказался человек, знающий Регула и узнавший его в лицо. Лишь одному Создателю ведомо, какой след оставляет в людях война, но шрам от поражения - ещё больнее. Именно потому тот человек и сломался - набросился на того, кого видел виновником, встретив его, пребывающего в относительном здравии и неплохом расположении духа на улице под руку с женщиной. Потому нападавшие не предпринимали упорных попыток навредить ей. И потому - бросили свою добычу,когда появилась стража - они и без того поставили общее дело под удар. В любой организации есть свои слабые звенья...
Но такое можно сказать лишь тому, кому доверяешь - Регулу или Лелиане с Морриган. Потому Клара не посмела сказать это вслух и дополнила рассказ любимого не гипотезами, а фактами.
- Господин Семпрониус верно описал произошедшее в ремесленном квартале, - прокомментировала один из ключевых моментов допроса Клара. - Могу добавить лишь то, что я отстала из-за обуви, - придержав рукой подол юбки, Клара продемонстрировала дознавателям растерзанную бегом по мостовой сплетённую из черных шелковых шнуров с серебристыми нитями туфельку на маленькой узкой ступне, - потому имела возможность видеть поле сражение со стороны. И, хотя точное количество нападавших мне неизвестно, так как ваши товарищи подоспели раньше, чем мои знакомые успели подсчитать человеческие потери с обеих сторон, могу с уверенностью сказать, что во время сражения подняла шесть-семь вражеских трупов.

+3

28

[indent]Радонис едва вскинул левую бровь, услышав о культе Ужасного Волка: не южанам было рассказывать тевинтерцу о том, что по миру исчезают эльфы. В империи массовые демарши остроухих приобретали болезненные масштабы. Давно уже не приходилось охранять старых рабов, рабов, которые родились рабами, а сейчас уходили даже либерати. И это было достаточно странно, чтобы имперские шпионы уже работали над проблемой.
[indent]- Я наслышан, и правда. - Сдержанно ответил мужчина. Далее ему пришлось сдержаться от пренебрежительной ухмылки: южане никогда не преминут ткнуть тевинтерца в то, кто он есть. И вспоминать, что древний магистр был тевинтерцем когда-то... было несколько... оскорбительно.
[indent]- Откуда же взялся древний сновидец? Тоже вышел из недр Глубинных Троп? - Не то, чтобы Радонису это было интересно, но знать, как далеко простирается фантазия соседей и возможных союзников не мешало.
[indent]Далее мужчина вернул тяжелый взгляд, блуждавший между женщин, прямо в лицо ведьме, вперившись в ее желтые глаза.
[indent]- Еще одна сновидица? Право, занятно, что тайные знания оказываются на территориях андрасианского юга.
[indent]К теоретизированию, правда, пришлось пока охладеть. Предложение Сенешаля было несколько абсурдным.
[indent]- И что вы можете предложить империи, как вы удержите венатор теперь? - Архонт смеялся бы, будь он моложе. Но сейчас смеялись только его глаза. - И, дамы, я наслышан о многих подвигах Инквизии и сопричастных, но что может противопоставить военной мощи серокожих фанатиков одна ведьма? - Радонис едва качнул головой. Разговор был занимателен, но очень странный.



Казалось, писчий немного удивился эмоциям альтуса, но вскоре его перо заскрипело, а взгляд, на миг кольнувший магов, опустился к чернильным строчкам.

Пара предпочла отправиться в погоню за незнакомыми нападающими, поскольку освидетельствование преступления перед имперской стражей показалось им не способствующим установлению правосудия и поимке преступников.

- Значит, вы полагаете, что имперское правосудие не может угнаться за нападающими на достопочтенных граждан посреди белого дня в столице? - Дознаватель, казалось, едва только поменял интонацию, но перо уже скрипело быстрее, записывая и то, что сообщила Клара Морген о предшествующих событиях. А далее опять получалось интересно, с точки зрения дознавателей.

Господин Семпрониус-младший предпочел разделиться и отправиться следом по возможному пути нападающих, оставляя свою невесту, в нескольких кварталах от происшествия, услышав взрыв.

- Почему вы разделились? Ваша избранница маг-морталитаси, но не воин. Вы посчитали безопасным оставлять свою невесту одну перед возможными преступниками, которые явно не боялись рыцаря-чародея?
Тут дама сделала ремарку об обуви и мужчина, ходивший по комнате, внимательно посмотрел на ее туфельку, замерев, после двинул кистью левой руки, давая знак записать все:

Госпожа Морген заметила, что отстала от своего жениха из-за порвавшейся туфли на тёсемках (освидетельствование старшим дознавателем прилагается).


Невеста г-на Семпрониуса сообщила последнему, что "те, кто не в черном", на "их" стороне.

Писчий едва вздохнул и посмотрел на невысокую худенькую даму:
- Позвольте узнать, что вы подразумевали под вашей стороной? И кого именно вы подразумеваете под врагами? Количество нападавших было равно количеству нападавших у книжной лавки?
Для лысого дознавателя вся эта история казалась куда более невероятной, чем второй взрыв в течении месяца в столице.

+2

29

Слегка сощурившись, Регул перевел изучающий взгляд на бритоголового дознавателя. Бесконечные вопросы, касающиеся причины, по которой они с Кларой скрылись от стражи – ранее четко озвученной, к слову – нешуточно злили. Они не проливали свет ни на личности нападавших, ни на их мотивы, однако незаметно подталкивали его и Клару к признанию в недоверии официальным властям. Дознаватели – люди, по долгу службы обязанные вести расследования непредвзято – становились в позицию обвинителей.
Регул и рад бы списать свои ощущения на мнительность, но привык верить фактам и интуиции.
Им могло двигать как недоверие к имперским стражам правопорядка, так и страх перед ними. Жажда расправы над нападавшими – или стремление понять их мотивы. Скорейшему поиску виновных это способствовало только в одном случае – если виновных собирались назначить. Регул пребывал в уверенности, что на бумаге его слова интерпретируют так, как будет удобно людям Архонта.
- Покинув место нападения, мы поступили противозаконно, - приподнявшись в кресле, кивнул Регул. Напряжение в голосе и четкость, с которой чародей проговаривал каждое слово, выдавали его внутреннее раздражение. К счастью, пока не затмившее способности трезво мыслить. – Я осознаю степень своей вины, и готов понести наказание. Какие санкции нам предписаны? Штраф? Арест? Общественные работы?
Пусть спросят с них по закону. Возьмут денежную плату, закроют на несколько недель за решеткой, да хоть отправят потомка сновидцев растапливать общественные термы, если это потешит их самолюбие, но свои жалкие попытки натянуть дракона на дредноут оставят.
Клара и Регул проигнорировали требования стражи. Но больше их обвинить не в чем.
- Остальные вопросы носят личный характер, - холодно продолжил он, облокотившись о деревянный бортик кресла, и подперев рукой голову, нывшую не то на погоду, не то от духоты, а может и от количества пустых вопросов. – Я отказываюсь на них отвечать.
И после всего этого бритоголовый ещё спрашивает, сомневается ли Регул в компетентности имперского правосудия? Какие тут могут быть сомнения? Столько вопросов, касающихся его взаимоотношений с Кларой, и ни одного – о приметах, вооружении, особенностях речи нападавших…
Компетентность так и блещет.

+2

30

[indent]Где-то Клара слышала уже песнь, что начиналась так же. “Вы хотите сказать, что Церковь не может защитить своих детей от тлетворного влияние магии?” - в ответ на требование Кругов расширить их полномочия. Для нее это был тревожный звоночек, говорящий о том, что представители системы готовый на все, что угодно, чтобы не меняться, не подстраиваться к требованиям времени, чтобы не учитывать свои ошибки и промахи.
[indent]- Простите, мессир дознаватель, - спокойно сказала Клара, подняв на законника внимательный взгляд и накрыв руку Регула, лежащую на подлокотнике кресла, своей маленькой ладонью. Не ей осуждать его за волнение. Как бы она повела себя сама, если бы ей задавали вопросы, которые выставляли её не в самом лучшем свете перед близким человеком? - Но сейчас неспособность городской стражи угнаться за злоумышленниками - свершившийся факт. Первыми в ремесленный квартал добрались те, кто напал на нас, вторыми - мы, а следом уже вы подоспели. Вы видели там хотя бы одного стражника?
[indent]О том, что задержавшие их люди появились уже после того, как бой был окончен, Клара тактично умолчала. Она хотела лишь немного одернуть дознавателя, вернув допрос в русло обсуждения фактов, а не оценок их с Регулом взаимоотношений друг с другом и с властью. Тем более, что в жизни Клара стремилась свести отношения с силами порядка к минимуму.
[indent]Да и Регул уже сказал, что сотрудничество со стражей показалось ему бесполезным. Правда,в иной формулировке. И отрицать, что они покинули место нападения, ни ему, ни ей не пришло в голову.
[indent]- Возможно, нам стоит обсудить реконструкцию произошедшего более предметно, - так же спокойно глядя снизу вверх на лысого дознавателя,  произнесла Клара, сцепив пальцы рук в замок на коленях. Внутри грудной клетки начинал разливался липкий, холодный страх, но сейчас, когда на кону, возможно, уже стояли жизнь и свобода Регула, она не могла остановится. - Если у вас найдется план или макет города, можно попробовать наглядно воспроизвести наш маршрут от книжной лавки вдоль аллеи, где на нас напали, и далее, до ремесленного квартала.

[indent]Вопрос о “своих” и “чужих” показался ей несколько странным. Они хотели, чтобы Клара прямым текстом сказала, что имеет некоторое отношение к Инквизиции или раскрыла все детали этого сотрудничества? К чему бы? Любопытно… Впрочем, если бы она действительно была посвящена в дела Лелианы и Морриган, то сейчас беседовала бы с другим человеком и в другом помещении. А потому Морген решила не усложнять:
[indent]- “Враги” и “на нашей стороне” -  ситуативное обозначение людей в черных масках, совершивших покушение на наши жизни и людей, так же, как и мы, подвергшихся нападению, - пояснила она в максимально доступной, на её взгляд, формулировке. - В тот момент, когда господин Семпрониус атаковал наших преследователей, у меня не было времени подбирать слова. Я бы не хотела, чтобы от его руки пострадали люди, с которыми меня связывало продуктивное сотрудничество. И ещё меньше мне бы хотелось, чтобы они в хаосе сражения приняли его за одного из нападавших.

[indent]- Нет, - Клара чуть качнула головой, когда речь зашла о числе нападавших. - Гораздо больше - тех было всего лишь трое, и один из них получил ранение, а в ремесленном квартале только поднятых мною убитых было порядка шести-семи. К слову, среди них была как минимум одна женщина… чья-то сестра, дочь или подруга.
[indent]Страх  отпускал - его место занял научный интерес к происходящему и всей  ситуации в целом. Задумчиво побарабанив пальцами по подлокотнику, Клара обратилась к дознавателю:
[indent]- Кстати, разве ваши люди ещё не пересчитали убитых и не составили опись найденных при них вещей и оружия? Конечно, не мне учить вас работать, но что, если среди найденного оружия попадется чья-то фамильная реликвия? Можно предъявить эскизы оружия  каждому, кто заявит о пропаже своего друга и близкого в ближайшие дни. Ведь напавшие говорили на торговом с местным акцентом - у них наверняка есть семьи в Тевинтере.
[indent]С каждым словом ее взгляд становился воодушевлённее: ну не может же быть так, чтобы наделавших столько шума людей не сумели опознать. А потом побеседовать с семьями и установить круг их знакомств.
[indent]- Если потребуется, могу помочь с обеспечением сохранности трупов, если дело дойдет до опознаний, - дружелюбно предложила Клара. - Морталитаси в этом кое-что понимают.
[indent]Кроме всего прочего, у следствия же был ещё один участник нападения, схваченный живым. Как же хорошо, что Регул не успел подпалить ему бороденку!

+2


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Великий Архив » Связи старые и новые [2 Облачника, 9:45 ВД]