НОВОСТИ

06.09. Три четверти года игры! давайте праздновать и лететь дальше
28.08. теперь у нас домен второго уровня
24.08. предупреждение малоактивным игрокам

Рейтинг: 18+


Вниз

Dragon Age: We are one

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Малый архив » Цена свободы [23 Стража, 9:38 В.Д.]


Цена свободы [23 Стража, 9:38 В.Д.]

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

http://sf.uploads.ru/zRUWq.jpg

Цена свободы [23 Стража, 9:38 В.Д.]

Дата и время: 23 Стража, 9:38 В.Д.
Место: предместья Неварры
Участники: Каарас Адаар, Клара Морген
Аннотация:
главное - никогда не сдаваться, тогда любая безвыходная ситуация оказывается не настолько уж безвыходной.

Отредактировано Клара Морген (2018-02-13 21:54:00)

+1

2

Что ни говори, времена настали в Тедасе беспокойные, и если раньше маги Камберлендского Круга отдали бы свой дневной паёк целиком за то, чтобы выйти на получасовую прогулку без храмовника, а за час-другой на свежем воздухе в компании друзей ещё бы и приплатили припрятанными в чулке под матрасом ценностями, то теперь всё стало совсем не так: те, кто хотел свободы, просто взяли её, сколько смогли унести, и отправились в Предел Андорала. Те же, кому неплохо жилось и в Круге, просили защиты у своих бывших угнетателей. По правде говоря, Клара даже мелочно радовалась, что эти волнения по большому счёту обошли её стороной – как новооиспечённый член Ордена Морталитаси она обладала большей свободой. Но в глубине души всё равно остался неприятный осадок – колкая и неуютная тревога, напоминавшая о себе постоянно и некстати.
    Но даже для морталитаси дороги сейчас не были безопасны. Оттого, подумав как следует, Клара позвала сэра Дикона, молодого высокого храмовника девятнадцати лет, служившего при Камберлендском Круге, сопровождать её в пути. Говорить, правда, с ним было особенно не о чем, но Морген и не больно-то хотелось – слишком уж явно она ощущала своё интеллектуальное превосходство над мальчишкой. Не за тем она обратилась к нему:  Дикон просто  старался вести себя благородно и обходительно и ни с кем из магов никогда не обошёлся дурно.
    Долгая дорога давалась субтильной магессе нелегко, а потому путешественникам приходилось останавливаться почти в каждом трактире на отдых. И кажется, в «Гарцующем драколиске» сэру Дикону наложили несвежего рагу – иного объяснения его задержке Клара не находила. Вот уже четверть часа она ждала его, опустившись на ствол упавшего от старости дерева, а ведь храмовник всего лишь отошёл в придорожную рощицу по малой нужде. Вот Морген и начинала подозревать, что вместо малой нужды его настигла ещё и большая.
    Она уже хотела, было, отправиться на поиски целебных растений, чтобы помочь сэру Дикону совладать со своим недугом, как за спиной послышались громкий лязг доспехов.
    Клара с облегчением вздохнула – ну просто камень с души!
    - Сэр Дикон, - ментроским тоном, но совершенно беззлобно обратилась она к своему спутнику, поднимаясь в полный рост, - в следующий раз, отправляясь в путь, наполните небольшую флягу отваром черноплодной рябины. Это поможет вам совладать со своим слабым кише…
Клара осеклась на полуслове, обернувшись через плечо. Позади неё стояло трое храмовников. И самое неприятное, что сэра Дикона среди них не было.
    - Вот она! Малефикарка!
Времени на то, чтобы браться за посох, не было – от этих мгновений зависела жизнь. Клара обратила своё сознание к Тени, и, словно подхватывая ладонями невидимый поток, отозвавшийся на её просьбу о помощи и прорвавший реальность,  распределила его рисунком несложного барьера.
    Вспышка. Магическая преграда гасит ударную волну и исчезает, рассеянная одним из храмовников, но за это время Морген почти заканчивает ткать из невидимых нитей более плотное защитное заклинание. А храмовники не стоят на месте – один готов направить свою волю, многократно усиленную лириумом, чтобы уплотнить реальность, отрезав Клару от Тени, а двое других – обходят «малефикарку» кругом, чтобы нанести удар, когда барьер поддастся.
    Может быть, в иной раз, Клара и взмолилась бы о пощаде, сложила оружие и положилась на волю Создателя. Но она чувствовала – пощады не будет. В храмовники шли не только люди, готовые положить свою жизнь на алтарь порядка и служить людям – встречались среди них и те, кому нравилась роль надзирателя. Такие и в мирное время любили самоутверждаться, демонстрируя магам свою власть – стоило лишь оставить их без присмотра. Такие и спровоцировали конфликт в Кругах, подменив понятие «защитник» понятием «тюремщик».
Выхватив посох из-за спины, Клара стиснула зубы. Если бы она могла убивать взглядом, то сейчас бы её противники были уже мертвы. Вот только, к несчастью, такой силы у неё не было.
    Надеяться было не на кого – просёлочная загородная дорога была пустынной, а на предместья Неварры опускались плотные сиреневые сумерки месяца Стража. Оглушить и бежать! Если повезёт наткнуться на тело сэра Дикона, то пустить его в дело…

Отредактировано Клара Морген (2018-01-12 00:18:42)

+3

3

В пути они старались нигде особо не задерживаться, и прибыли бы в столицу Неварры уже сегодня ночью, но одни лишь обещания сытного ужина и тёплой постели никак не согревали красноволосого наёмника. Адаар был голоден. Тут и сейчас. О чём уже навязчиво напоминали кишечные трели, нехорошо сказываясь на его настроении. А игнорировать этот факт было нелегко. Голодный васгот начинал употреблять в пищу вещи, совершенно для того не предназначенные. Например, чужие нервы.
- Каарисс, а знаешь, что рифмуется со словом «братва»? - Кас спиной ощутил на себе полные тихого бешенства взгляды товарищей, когда поравнялся с едущим впереди поэтом, что уже давно не радовал банду своими свежими творениями. Целых четыре дня, в течение которых Вало-кас  мысленно возносили хвалу всем известным им божествам по очереди, в тайной надежде, чтоб эта благодать продержалась подольше.
Но Адаар конечно же всё испортил.
- Трава, глава, лихва, молва... жратва, - последнее слово было произнесено с особой интонацией, что сразу было понятно - ради неё всё и затевалось.
И Кас ничуть не удивился, когда мгновением позже в плечо ему прилетело что-то большое и тяжёлое, чуть из седла не выбив. Это Шокракар, не найдя ничего подходящего под рукой (не двуручником же швыряться в самом деле, ещё прибьёт ненароком), отстегнула стремя и запустила его в гарцующего впереди васгота. Правда, метила она явно в голову.
Конная процессия встала, ожидая дальнейшей развязки, а Каарас, спрыгнув со своей лошади, поднял стремя и отнёс его их лидеру, нацепив на рожу обезоруживающую улыбку. Обычно прокатывало. Вот и сегодня после пяти минут вялых препирательств глава Вало-кас согласилась на крюк до таверны, только велела поторапливаться и шевелить копытами. Ждать его долго не собираются.
На деле же вышло, что не ждали его и ни минуты, едва Каарас скрылся в таверне, как Шокракар скомандовала двигаться в путь. И заодно Адаарову кобылу прихватила. Надо же было как-то отомстить красному за будущие стихи Каарисса. Так что вернувшийся через полчаса васгот, уже сытый и довольный, обнаружил лишь пустующую коновязь.
- Вот гады, - Адаар беззлобно хмыкнул, швырнув огрызок яблока в кусты, накинул на голову капюшон, да пошёл на своих двоих догонять отряд - благо, что дорога тут была одна, не заблудишься. Если не пытаться срезать через чащу. А Каарас и не пытался, шагал себе и шагал по петляющей просёлочной дороге, изредка оглядываясь назад, не занесёт ли какого неудачника в эти края, у которого можно клячу отжать и скорей до отряда своего добраться. Но похоже сегодня главным неудачником на дороге был сам васгот.
...Или всё-таки не главным. Юнца, вывалившегося из зашевелившихся придорожных кустов, Адаар вырубил на одних рефлексах, по-быстрому впечатав башкой в дерево. И только потом уже постоял над бессознательным телом, шумно выдыхая и проклиная край, в который его занесла нелёгкая. Неварра с её особенным отношением к трупам всегда делала наёмника излишне нервным, и будь его воля, то ноги бы его здесь не было, ни за какие деньжища.   
Быстрый осмотр неудачника показал, что поживиться тут особо нечем. Да и смотреть не на что, так что оставив тело у дороги в кустах, Каарас продолжил свой путь, пока слух не уловил звуки какой-то потасовки. Подойдя ближе, васгот увидел уже привычную картину современных дней – трое мужиков в характерных храмовничьих латах ловили какую-то маленькую пигалицу с посохом. Работёнка, конечно, не позавидуешь, со стороны похоже на избиение младенца, подлое и гнусное. Однако хорошо помня, что даже мелочь от-горшка-два-прыжка может отмагичить так, что потом даже пепла в совочек не собрать, симпатий к колдунье у васгота не возникло.
Каарас постоял немного, поковырял в ухе с задумчивым видом, и решил было уже продолжить свой путь, как тут его нагнал неудачник из кустов (а вернее счастливчик, раз васгот повторно его не вырубил, на этот раз уже навсегда) и крепко вцепился в наёмничий пояс, затрудняя тому движение.
- Да чтоб тебя через колено! - рыкнул Кас раздражённо. - Сколько ж можно выскакивать...
- П-помоги... ей помоги, ну! - другой рукой бедняга держался за разбитую о ствол голову и плохо сфокусированным взглядом пытался заглянуть под огромный капюшон безымянного верзилы. Знал бы, кого там увидит, наверняка б остерёгся такими словами разбрасываться. Но видимо ещё не все идеалы из его светлой башки выбили. Как, впрочем, и мозги, раз он не бросился сразу в гущу драки на выручку к своей знакомой, а пытался найти альтернативные варианты. Не там искал, правда, но молодости простительны некоторые ошибки. Если очень повезёт, конечно.
- Не-не, парень, я тут просто мимо шёл. И дальше пойду, а вы не стесняйтесь, продолжайте, - Каарас с усилием отцепил несчастного от своей одежды. И хотя куда быстрей и проще было просто переломать ему пальцы, васгот отчего-то сдержался.
- Заплачу! - похоже парень несмотря на травму головы всё-таки сообразил, что обычно на просёлочной дороге герои просто так не попадаются. Но сориентировался быстро, за что Кас мысленно поставил ему жирный такой плюс. И уже не став тратить время на дальнейшие разговоры, сразу приступил к нежданно подвернувшейся работёнке.
Остановить замах меча одного из удальцов, забравшихся магичке за спину, с его места было невозможно, так что васгот ограничился просто мощным броском ножа в одно из немногих уязвимых мест в латах храмовника – чуть выше изгиба локтя замахнувшейся руки. Этого как раз хватило, чтоб смазать траекторию удара. В следующего воина наёмник метнул  уже обычный камень, просто чтоб сбить мужику концентрацию. И преуспел, звон от удара о латы удался на славу.
Конечно, правильнее было бы втихую с ними разделаться, пока сильно ещё замешательство от внезапной атаки с тыла, но Каарас остался без своего лука, лишь с двумя кинжалами против трёх воинов, закованных с ног до головы в металл. Но главное он не был уверен, что ведьма не примет его вмешательство за внезапное подкрепление храмовников и не огреет какой-то пакостью из своего магического арсенала. Всех вместе, за один раз, чтоб никого не забыть и не обидеть. Так что пришлось выпендриваться, как поступают неопытные герои. Привлекать внимание и толкать глупые речи.
- А вы размером не ошиблись? Возьмите кого побольше, - Каарас издевательски оскалился из-под капюшона и поманил к себе легким движением пальцев. Двое среагировали, разворачивая мечи в его сторону, третий, увы, всё же предпочитал женщин и выпускать магичку из поля зрения отказался. Впрочем, на него уже набросился пришедший в себя юнец, заставив Адаара отчётливо скрипнуть зубами. Если мальчишка выживет, то Каарас сам ему что-нибудь сломает. На память и за бесплатно.

Отредактировано Каарас Адаар (2018-02-18 15:05:24)

+2

4

Неожиданное появление из кустов рогатого здоровяка так потрясло Клару, что она едва не выпустила из рук посох. У нее не было никаких мыслей насчёт того, что рогатый забыл в Неварре, зато относительно сэра Дикона, выскочившего следом и-за бурой листвы подлеска, все стало ясно, как божий день - отправившись в лес справить нужду малую, он увидел это рогатое чудище и справил заодно большую.
Однако сейчас все это было неважно: воспользовавшись тем, что юный храмовник и рогатый незнакомец взяли на себя всех противников, Клара всколыхнула Завесу, зачерпнула энергии Тени и направила ее на врага, преобразованную ее сознанием в поток холода. Того храмовника, с которым дрался сэр Дикон, сковала ледяная корка, мешавшая движениям. Другой, из тех, которые не смогли устоять перед обаянием рогатого, оказался плотно заморожен по пояс, и в ужасе кричал, от того, что холод поднимался все выше, к его сердцу, обещая скорую смерть.
Воздух вокруг охладился настолько, что Клара сама почувствовала озноб.
Она не знала, стоит ли доверять рогатому спасителю, а потому предпочла уплотнить вокруг себя магический барьер, но, кажется, у нее не было выбора: сэр Дикон, схлестнувшийся в поединке с одним из храмовников,  который оставил в покое рогатого и бросился на помощь своему товарищу, которому достался удар камня и метательный нож, неожиданно вскрикнул и упал сначала на колени, а потом - вниз лицом, в заиндевевшую, словно сделанную из матового стекла, траву. Несмотря на это, храмовники потеряли численное превосходство. Или почти потеряли.
- Эй, рогатый! - Крикнула серокожему гиганту Клара и указала на стоявшего во льду хармовника. - Размажь его, пока чары не развеял!
Завеса всколыхнулась, как штормовое море. Из-под ног убившего или тяжело ранившего сэра Дикона храмовника выросли глыбы льда, острые, как штыки, и подняли его на несколько ярдов над землёй. Там, где они проломили доспех или попали в стыки между его частями, прозрачный лёд обагрился кровью.
Кажется, бой был закончен или почти закончен. Устало опершись на посох, Клара склонилась над бедным сэром Диконом. Но его застывший растерянный взгляд говорил ей о том, что обращаться к нему бесполезно. Тяжело вздохнув, Клара опустилась на одно колено и прикрыла его веки ладонью.
- Поможешь мне похоронить их, - поглядев на рогатого в полоборота, поставила его перед фактом Клара. - Нужно поспешить и сделать погребальный костер, пока тела не захватили демоны.
Вернее было бы сказать “духи”, но так звучало более убедительно.
- Жаль, лишь что добрый и смелый сэр Дикон разделит посмертие с этими мерзавцами, - посетовала она вслух, стараясь не зацикливаться на мысли, что косвенно он погиб из-за нее.

Отредактировано Клара Морген (2018-02-17 18:32:20)

+2

5

— Что ж, потанцуем, мужики, — раз уж с неожиданностью промашечка вышла, грех было не воспользоваться другим своим преимуществом – славой жутких кунари и страстью потрепать чужие нервы. Впрочем, храмовники и без специальных подначек бодренько на него сагрились, не то нервные больно, не то отсутствие оружия в руках наёмника подстегнуло к действию. Так что уже в следующее мгновение Каарас прекратил придуриваться и ловко увернулся от рубящего удара одного из лихих молодцов. Когда же оружие опустилось по инерции на землю, васгот с силой вдавил ногой лезвие в почву, выигрывая несколько секунд перед следующей атакой мечника. Секунд, которых ему как раз хватило, чтоб сократить между ними расстояние и засветить кулаком в рожу противника, отбрасывая того назад. И снова звон от слетевшего шлема, да зрелище сплюнувшего кровь храмовника заставили Адаара довольно осклабиться. Расчехляются потихоньку эти железные горшки на ножках, а там и до доступа к телу недалеко. Нужно было только ещё немного времени в его распоряжение, да лишнюю пару глаз на затылке, чтоб отследить, как там идут дела у мальчишки. Уж немного пободаться один на один с противником он сможет, не так ли. 
Второй молодец усвоил косяк товарища и вместо рубящего удара ткнул в васгота мечом в бок, Каарас еле успел прогнуться и отскочить назад, на ходу доставая из-за спины свои зуботычки. И как раз вовремя, новый колющий удар пришлось блокировать кинжалами, дабы иметь возможность подобраться к храмовнику поближе. Ещё ближе б на пол шага, и можно было мазнуть засранца лезвием по его не скрытой бронёй цыплячьей шее, благо у него она была длинная, тонкая, с ярко выраженным кадыком. Но пока Каарас готовился выпутать своё оружие из блока, на поляне случилась какая-то дичь, и повеяло неприятным, кусачим холодом.
Ну, конечно же. Магичка! Не будучи пушистым цветочком, как ему и подсказывала чуйка, девчонка наколдовала какую-то хрень, от которой сразу же побежали по коже неприятные мурашки. Прыжком достойным пришпоренного коня, Каарас отскочил от своего противника, по которому довольно резво расползался лёд. И торопливо отряхнул свою одежду, на случай, если эта магическая дрянь заразна.
В итоге выпущенное заклинание переломило ход боя. Задним числом Адаар подумал, что ему вообще достаточно было покидать в храмовников камушками да вместе с юнцом остаться постоять у обочины, с безопасного расстояния наблюдая, как лихо девица разделывается с противниками. Всего-то ей надобно было несколько секунд покоя для создания своих магических фокусов.
Но от этих самых секунд порой всё и зависит. И в жизни, и в смерти.         
Адаар как раз успел повернуть голову и заметить, как рухнул на землю парнишка. Сместил взгляд в сторону, и на его глазах выросшие глыбы льда взметнулись в вверх, нанизав храмовника на острие, как тряпичную куклу. Магичка что-то крикнула, обращаясь к ему (на «рогатого» тут больше и некому было откликаться), и Каарас, сбросив с себя оцепенение, послушно двинулся добивать обездвиженного врага. Пленных брать изначально не собиралась ни одна из сторон.
А мальчишка всё-таки не пережил этого боя. Даже стало как-то жаль... Свою обещанную плату. Хотя денег у юнца не водилось изначально, это наёмник успел прощупать ещё в кустах, может, у его знакомой завалялось несколько золотых. Кто ж путешествует с пустым кошельком по миру.
Адаар остановился чуть в стороне от магички, наблюдая, как та опускается на колени и закрывает мертвецу глаза. Затем она ещё раз к нему обратилась, тоном уверенным, спокойным - заслушаешься и невольно подчинишься, но на этот раз Каарас решил прикинуться табуреткой. И с таким же невозмутимым и нечитаемым лицом перехватил оба кинжала одной конечностью, а  другую протянул ладонью вверх, в жесте понятном каждому жителю Тедаса. Не по доброте ж души он тут скакал. Если верить некоторым церковным умникам, у кунари и души нет, так что к чему скромничать.
Однако то ли его толстый намёк изрядно удивил, то ли просто был проигнорирован, но постояв немного с протянутой рукой, как нелепая старая статуя Андрасте, Адаар развернулся и отправился обшаривать трупы. Где-то тут его охотничий ножик должен валяться. Со своим добром васгот не любил расставаться. А когда нашёл, то снова набросил на голову слетевший в бою капюшон, пряча рога, и  вышел обратно на дорогу, оставляя место бойни и магичку за плечом. Ему ещё товарищей  своих нагонять, чтоб им там нерв седалищный защемило, и лишнюю ночь торчать на природе не хотелось.

Отредактировано Каарас Адаар (2018-02-18 16:10:34)

+2

6

Кажется, рогатый её не понял.  А ведь Клара обращалась к нему на торговом. Магесса тяжело вздохнула, - ох уж эти варвары! - и поспешила за ним.
Подол мантии цеплялся за ветки подлеска, ноги спотыкались о коренья, подошвы сапог скользили по влажной от сырости неварранского предзимья листве, - но с горем пополам она догнала его у дороги.
- Стой! - хрипло из-за сбившегося от бега дыхания, окликнула рогатого Клара. Сконцентрировавшись из последних сил, она вновь подняла ледяную стену в метре перед рогатым громилой.
На секунду усталость взяла свое, и магесса согнулась, упёршись руками в колени, - естественная попытка вернуть дыхание в норму после бега в исполнении того, кто никогда не бегал, - но после она подняла голову и, окинув рогатого прямым и внимательным взглядом, уже абсолютно спокойным тоном поинтересовалась:
- Кто же уходит, не обсудив условия сделки?
Рогатый товарищ не внушал ей доверия, однако, оставить три трупа без погребения, разве что табличку “Свободная комната” для демонов рядом не воткнуть, - ей не позволяла профессиональная этика. Да и добираться по опасной дороге до Великого Некрополя не больно-то хотелось. И сэру Дикону следовало отдать последние почести и предать его тело огню - он был честным андрастианином и, кажется, родом из Ферелдена - это только неварранцы отдают своих покойников земле...
- О предоплате только даже не заикайся, - сразу же предупредила Клара, заложив руки за спину. Она говорила спокойно, даже мягко, но за этим спокойствием стояли рациональные соображения. -  Не хочу остаться с тремя трупами в лесу, когда ты снова развернешься и почешешь по своим делам. Но по прибытии в Великий Некрополь заплачу золотом - сотню за помощь, сотню за эскорт, пятьдесят за погребение.

Отредактировано Клара Морген (2018-02-25 12:10:41)

+2

7

Далеко отчесать он не успел. Да и не шибко торопился, лениво плавая в своих мыслях, уже устремившихся в тёплое будущее, что ждало в столице, а эпизод с храмовниками оставив позади во всех смыслах. Поэтому когда ему в спину прилетело хриплое от сорванного дыхания «Стой!», Адаар даже удивился. Хотя всё ещё предпочитал изображать табуретку, к тому ж глухую – стратегия, что не раз оказывалась полезной, когда приходилось взаимодействовать (или избегать этого взаимодействия) с людьми. Однако у магички нашёлся весомый аргумент в свою пользу. 
Кас едва успел затормозить, чтоб не впечататься носом в выросшую на его пути ледяную стену. Высокую, зараза, пришлось запрокинуть голову, чтобы прийти к нехитрому выводу - не перепрыгнет и с разбега. Но на этом его исследовательский интерес не закончился. Васгот шагнул ещё ближе, замечая, как изо рта вырвалось облачко пара, и интереса ради примерился к стене кулаком. Разобьёт-нет? С первого раза или со второго?..
Хотя намёк, конечно, понятен. Убедила, чертовка!
Нацепив на рожу самое нейтральное выражение, на которое он только был способен, Каарас медленно развернулся всем корпусом, уже внимательно рассматривая остановившуюся неподалёку магессу. Короткий забег дался ей нелегко, хотя васгот и не подумал ехидничать, вместо этого воткнувшись взглядом в часто вздымающуюся грудную клетку колдуньи. Жаль, задрапирована она была не хуже тех же мумий в Некрополе.   
- Значит, тебе есть, что мне предложить? Охотно послушаю, – Кас хмыкнул и по старой привычке, выражающей заинтересованность, склонил голову к правому плечу, ради разнообразия поймав ответный внимательный взгляд магички. По крайней мере, ни брезгливости, ни высокомерия в её глазах он не заметил. А вот деловая хватка дамочки, как и способность быстро ориентироваться в новых обстоятельствах явно делали ей честь. 
- Достойное предложение, - после небольшой, скорее театральной паузы ответил Адаар, и уже хотел дать согласие, как одна важная деталь нехорошо царапнула сознание, вырывая его из золотых фантазий. Мысленно Кас уже  успел на предложенные деньги составить себе роскошное меню на ужин, купить новые добротные сапоги и отвести душу в борделе. - Стоп. Ты держишь путь в Большой Могильник?.. К труповодам? – нехорошие подозрения зашевелились у него внутри, и наёмник окинул девушку подозрительным взглядом, словно на этот раз на ней могла появиться табличка с надписью «злой некромант», которую он поначалу не заметил. – А ты часом не из этих... мортаситаси?.. - с Адаара легко слетела так называемая кунарийская невозмутимость, уступив место замешательству и настороженности.
Если что уж и могло довести бывалого наёмника до икоты – так это вот она, гадская трупная магия, которой так любили баловаться в Невваре. Каарас же искренне считал, что враг, которого он убил, должен, - нет, просто обязан! - лежать неподвижным куском мяса и костей, как ему и положено по закону природы. А вот когда эти законы давали сбой, и мертвецы вставали и снова упрямо лезли в бой, васгот испытывал острое чувство... дискомфорта, назовём это так.
- Сто за погребение, - наконец выдал Адаар, после короткого, но очень кровавого внутреннего сражения жадности с фобией, в котором последняя была полностью разгромлена и уползла зализывать раны в дальний угол сознания. Безоговорочно же согласиться на названную сумму ему попросту не позволило его марчанское происхождение, а также многолетний пример работы Таарлока перед глазами. Вот уж кто был торгашом по призванию. А Кун его засунул в бесполезные сборщики железок погибших воинов. Прогадали.
– Что ты хочешь делать с трупами? – Кас отошёл от ледяной стены и направился обратно к поляне, на этот раз полностью подстраиваясь под шаг своего нового нанимателя и по пути бросая вниз на брюнетку короткие, но полные сдержанного любопытства взгляды. Всё-таки с таким магом ему ещё встречаться не приходилось. Или точнее встречи, крайне редкие, случались, но разговаривать было некогда - каждый норовил другого упокоить навеки вечные. Адаару, как понятно по его ещё цветущему и бодрому состоянию, пока везло больше.

+2

8

- А ты догадливый, - едко заметила Клара. Вернее, это ей, знающей подтекст и смыслы, заложенные в эту ремарку, она казалось едкой - так-то её тон остался по-прежнему бесцветным, а лицо - равнодушно-спокойным. Разве что уголки губ приподнялись в едва различимой улыбке. - Тебя нанимает морталитаси.
Раз рогатый слышал о неварранских некромантах, то наверняка, его не обошли истории об их влиянии и богатстве. Возможно, потому он и решил заломить цену.
- И у морталитаси найдутся лишние полсотни золотых.
Торговаться с наемником Клара не собиралась даже из азарта и интереса, несмотря на то, что цена, на её взгляд, изначально была более чем достойная. Да без проблем, у неё есть деньги и за качественную работу она была готова платить. Но на то, чтоб ее считали дурой и халтурили за её же деньги, она не подписывалась, а потому предпочла заранее предупредить:
- Но чем выше оплата - тем выше должно быть качество услуги, - добавила магесса прямо. - Полагаю, за три сотни золотых я имею право рассчитывать на то, что убитые в течение часа будут преданы огню, а я сама уже этим вечером вернусь к своим мумифицированным подопечным, даже если тебе для этого  придется нести меня на спине.
Магесса ухмыльнулась. Разумеется, это было сказано не всерьез - все ее упокоенные предки перевернутся в своих гробницах, если она въедет в Великий Некрополь за спиной рогатого варвара. Хотя технически пронести несколько миль тщедушную тощую магичку ему, должно быть, не составит труда.
- По нашим неварранским традициям мертвых следует предавать земле или камню, - пояснила она, отвечая на вопрос рогатого. - Но эти храмовники были родом из Ферелдена.
Если быть точнее, ферелденцем был сэр Дикон. А двоих других Клара видела впервые в жизни  и единственным соображением для их похорон было нежелание видеть в округе одержимых демонами трупов. Она могла бы призвать из Тени мирных духов, чтобы они заполнили эти сосуды,  но немного ли чести для тех, кто предал Орден Храмовников и выпестовавшую их Церковь? И не исказится ли безобидный дух под влиянием злобы и ненависти убитых? Но вдаваться в такие тонкости ей не хотелось - спугнет ещё рогатого помощника поневоле ненароком, только пятки засверкают.
- Нужно сложить погребальный костер - ты повалишь пару деревьев и нарубишь дров и хвороста, я просушу их магией. Огниво найдется, - перешла к инструктажу Клара, жестом велев следовать за ней к месту сражения.
Владей она огненной стихией, все было бы проще. Но она могла лишь влиять на температуру воздуха в нескольких футах от себя.
- Если есть другие вопросы, задавай их, не стесняйся. К слову, можешь обращаться ко мне “Клара”.

Отредактировано Клара Морген (2018-03-04 17:03:09)

+2

9

Каарас довольно хмыкнул. Он действительно считал себя догадливым (в копилку к другим своим неоспоримым достоинствам), пусть и не всегда озарение приходило вовремя. Но даже если это случалось частенько, задним числом умны не все и не всегда, поэтому повод гордиться собой всё равно был. Пускай и молча, про себя. Или своим товарищам на ухо, чтоб их побесить. У многих от этого знатно подгорало.
На удивление магичка не стала возражать против названной цены, из-за чего Кас внезапно словил эхо ностальгии и желания скорей вернуться на родину, где даже с бабулькой, продающей ворованные цветочки из соседней грядки, приходилось хорошенько пободаться за лишние медяки. Менталитет же неваррцев не переставал удивлять, сколько бы его в эти края не заносило. Лишние деньги, шикарные мавзолеи, куча всякого добра и всё для трупов – едва ли можно было найти ещё одно такое же бессмысленно расточительное местечко. Ну, разве что Орлей, с его крайне экстравагантными вкусами.
- Вот и договорились, - Адаар сбросил с головы капюшон, не видя больше смысла в этой в общем-то никого особо не обманывающей маскировке. Магичка же прекрасно знала, с кем имеет дело, и, судя по поведению, её это нисколько не смущало. Вот и славненько.
... Хотя смутить такую крепкую штучку всё же хотелось.
- Качество обещаю, - васгот понимающе ухмыльнулся в ответ. – С покойниками разберусь, на спине покатаю. Могу ещё волосы заплести и массаж сделать. Если монна пожелает, конечно, - Каарас сделал паузу, намекая, что вообще-то он нифига не шутит, и поглядел в стремительно темнеющее небо, прикидывая в уме оставшийся путь до столицы. - Со сроками вот только загнула. Пока закончу с погребением, стемнеет окончательно. И даже если ночь выдастся лунная, замёрзнуть по дороге, думаю, не хочется ни тебе, ни мне.
Как ни крути, а ночевать сегодня ещё придётся на свежем воздухе. Надо только убраться подальше от места сражения. Мало ли, кто ещё притащится на запах свежей крови и недавней смерти. Лучше не рисковать.
Каарас понятливо кивнул, выслушав инструктаж магессы, мельком подумав, что далековато же занесло церковных фанатиков от родины. Но действовать предпочёл немного не в том порядке. Сначала надо было разобраться с трупами, через час другой уложить их как надо, а не как застыли, будет проблематичным. К слову, о проблемах.
- У меня пока один вопрос... Клара, - васгот покатал на языке чужое имя, и ему понравилось, как оно звучит. – Можешь этого опустить на землю? – наёмник ткнул в сторону ледяной композиции изо льда и нанизанного на глыбу храмовника. О том, что он ещё минутами ранее любопытствовал, за сколько ударов управится со стихией, Кас благополучно решил не вспоминать, переключив внимание на остальных мертвецов на поляне.
От одного остались лишь заледеневшие ошмётки мяса и металла, их красноволосый собрал в отдельную кучу. Второго покойника, наполовину покрытого льдом, отковырял его же мечом (неудачно отрубив трупу ступню, ну да какая ему теперь разница) и уложил на землю рядом с кучей.  Этого тоже надо сначала разморозить. А затем оттащив к общей горе покойников, принялся снимать с погибшего парнишки доспех. Эх, молодой совсем был, и вроде толковый. Но у капризной госпожи Удачи свои непонятные вкусы, как у всех женщин.
Под доспехом, заправленный в рубашку, обнаружился на плетёной верёвочке амулет с серебряным символом меча. Каарас снял его и молча передал магичке, а сам, выбрав меч повнушительней из арсенала погибших храмовников, отправился искать подходящие деревья для погребального костра.

Отредактировано Каарас Адаар (2018-03-14 23:31:50)

+2

10

- Знаю я вашу наемную братию, - Клара сдержанно ухмыльнулась, однако, ответила совершенно беззлобно - густая шевелюра с её точки зрения была самой эффектной приметой в её внешности, так что подобный комплимент (или что это было?) её ничуть не удивил. - Сначала массаж и косы, а потом - “гони ещё сотку, красотка, сверх уплоченного”.
Но в целом её устраивало то, что рогатый перешёл от торгов к конкретным деталям. Огорчала лишь оценка необходимого времени. Сам факт ночёвки в компании наемника её не смущал - Клара рассудила, что тот едва ли позволит себе чего-то лишнего, так как видел магию в деле. А позволит - кто же будет ему виноват, когда получит по рогам? Умелая магесса даже без посоха и со связанными руками сумеет отстоять свою честь.
- До Некрополя не так далеко, - однако, заметила Клара на всякий случай. - Но если придется заночевать в лесу, я запеку грибы и коренья на костре… - она осеклась, осознав, как это звучит в общем контексте событий сегодняшнего дня. - На обычном, не погребальном.

- Да без проблем, - отозвалась Клара, коснувшись ладонью ледяной глыбы. Она не испытывала брезгливости перед трупами, однако, напавшие на них с сэром Диконом храмовники вызывали в её душе сильнейшее омерзение, как любые другие мерзавцы, вставшие на сторону порядка лишь для того, чтобы мучить и убивать, прикрываясь его именем, потому магесса была рада, что самую грязную работу - возню с их останками, рогатый взял на себя. Помочь ему было не жалко, только... - Только это займет некоторое время.
Энергия Тени, преобразованная в силу водной стихии, медленно, но верно разрушала кристаллическую решетку льда. Мёрзлая земля не могла вобрать в себя влагу, и вот у ног магессы собралась мутная, буроватая от крови убитого, лужица.
- Дальше - сам, - велела Клара, отходя в сторону. Ледяная глыба осела примерно на треть, и рогатый здоровяк при желании смог бы просто снять с нее убитого.

Клара взглянула на медальон сэра Дикона, поначалу холодивший ладонь. Только сейчас она всерьез задумалась над тем, что ее рогатый помощник не прикарманил дорогую побрякушку. Уважение к усопшим делало ему честь и располагало к беседе на равных, несмотря на то, что пока что Клара даже не спросила его имя, вернее, звание. У кунари ведь звания вместо имен.
- А как вы, кунари, провожаете своих мертвых? - поинтересовалась морталитаси с детской серьёзностью. - У вас есть какие-то ритуалы? Заупокойные молитвы?
По правде говоря, она была не совсем уверена, что вопрос был корректен - она не знала, что привело рогатого на материк и как он соблюдает предписания Кун вдали от собратьев. Даже попытка скрыть рога в его исполнении была так себе. Впрочем, даже если бы он их спилил, его бы выдавали высокий рост и специфические черты лица.

+2

11

Совершив беглый осмотр ближайших деревьев, Адаар приметил парочку подходящих, шириной не толще своей руки, но остановился сбросить с себя мешающий движениям плащ и повесил его на ближайший куст. После чего размахнулся двуручником и рубанул выбранный ствол, один раз, другой, в мыслях невольно возвращаясь к моменту, когда смог в спокойной обстановке пронаблюдать за процессом волшбы темноволосой девушки. Лёд менялся от её прикосновений, стекал вниз ручьями талой, смешавшейся с кровью воды, что было довольно увлекательным зрелищем само по себе. Но с тех пор, как погибла от рук фанатиков Хиссра, Кас перестал пытаться понять магию. И вопросов ненужных не задавал. Магия не всемогуща – вот, что главное он понял.
Затрещала под ударами древесина, и Каарас с силой пнул ствол, помогая ему рухнуть на землю. Возиться с мечом было неудобно, и делу конечно бы лучше пригодился топор, однако тупить двуручник всё же было лучше, чем строгать пищу для погребального костра кинжалами. Так бы он возился до возвращения Создателя, не иначе. Нарубив первую часть бревен, Кас вернулся с охапкой к месту, где предстояло развести огонь, и принялся складывать стволы прямоугольной пирамидой. Тут его и настиг вопрос магессы.
- Понятия не имею, - честно отозвался васгот, на мгновение прекратив своё занятие, чтобы бросить быстрый взгляд на девушку. Действительно ли ей интересны чужие погребальные ритуалы или же это просто попытка нарушить неуютное молчание? Каарас склонялся к первому варианту, в конце концов, Клара морталитаси и наверняка начитанная и жадная до знаний особа. У Адаара же был другой подход – «меньше знаешь – спишь спокойней». Хотя нельзя сказать, что это никогда не выходило ему боком.
- Я не кунари, - пояснил он свой ответ, возвращаясь к складыванию брёвен. Одно едва не скатилось ему на ногу, из-за того, что он отвлёкся. – Точнее не тот кунари, о которых думают люди первым делом. Я не следую Кун и не говорю на кунлате. Я вырос в Вольной  Марке, - Адаар распрямился и повёл плечами, сбрасывая скопившееся в мышцах напряжение. – И о кунари знаю только то, что это заносчивые засранцы, которые якобы лучше других знают, кто и как должен жить.
Очень хотелось сплюнуть на землю, как каждый раз, когда заходила речь о кровных врагах, но Адаар предпочёл выплеснуть раздражение в новый удар по очередному дереву, нарубая следующую порцию дров для костра. Ещё парочка таких заходов, и можно будет разводить наконец огонь.
Когда наёмник закончил рассовывать в собранную пирамиду высушенный магессой хворост, на поляне стемнело достаточно, чтоб захотеть поджечь сооружение уже просто для того, чтоб разогнать неуютную, морозную темноту, накрывшую их словно плотным колючим покрывалом.
Адаар уложил тела погибших сверху, замороженных оставив на потом, и поинтересовался.
- Сама подожжёшь или я? 
Возможно, традиции требовали что-то сказать или что-то зачитать над усопшими, но Адаар всё равно в этом ничего не смыслил и предпочёл предоставить возможность действовать той, что теснее всех сотрудничает со смертью. Лишь, глядя на то, как споро оживают язычки пламени, пожирая хворост под деревянной пирамидой, он внезапно произнёс:
- Мы просто говорим: «Твой бой окончен».

+2

12

- Извини, - ответила Клара, немного обескураженная тем, как попала впросак со своими поспешными выводами и вопросами не по делу. 
Регул упоминал в письмах, что среди кунари есть такие, которым Кун поперек всего. И, в общем, даже было понятно, почему - если этот здоровяк родился и вырос в Вольной Марке, то марчане не трогали его рогатую семью, хотя те едва ли верили в Создателя. А из писем Регула Клара знала, что кунари называют иноверцев “бас” - “вещь”. По крайней мере, так переводили это слово с кунлата тевинтерцы. Это говорило о многом.
- А ещё я до сих пор не знаю твоего имени, - добавила она с еле уловимым оттенком дружелюбия в голосе, пытаясь смягчить неловкую ситуацию. Обижать своего помощника, тем более, способного убить её одним неожиданным ударом в голову, ей не хотелось. - Раз ты не кунари, то оно у тебя есть.

Надо отдать должное - с костром рогатый великан справился быстро - даже опускающиеся на рощу плотные сумерки не стали для него помехой. Клара не была сильна в огненной магии - эта стихия слушалась её хуже прочих, - а потому молча достала из сумки огниво и чистые листы бумаги. С этой войной она станет скоро предметом роскоши, но пускать на растопку свои рабочие записи и тем более письма Регула было жаль.
В колкой осенней мгле сверкнули несколько искр, выбитых кремнем о кремень - когда-нибудь наступят времена, когда и магия для жизни не понадобится.
- “Мы”? - переспросила она с интересом, поднимая на серокожего здоровяка любопытный взгляд. - Едва ли ты имел в виду марчан - они провожают умерших так, как принято во всем андрастианском мире.
Понимая, что, возможно, задала сейчас личный вопрос - её собеседнику явно приходилось произносить эти слова над кем-то, она поняла, что должна кое-что прояснить.
- Я не из праздного любопытства спрашиваю: похоронные обряды нужны не только для того, чтобы проводить умершего, как должно, и уберечь его тело от духов. Прощание помогает принять случившееся и отпустить, и жить дальше. Если обряда нет, то его стоит выдумать… А эти слова… - она замолчала на мгновение, подбирая определения. - Очень правильные. Они не оскверняют память жалостью.
Чей-то бой был окончен, но чей-то - по прежнему продолжался. Кто-то же должен был поднять оброненное знамя из мертвых рук.

Пламя разгоралось сильнее, хрупкие ветки с треском тонули в алых языках. Подумав немного, Клара вложила медальон сэра Дикона в его ладонь и сомкнула ещё не начавшие коченеть пальцы.
- У Андрасте жил старый мабари, хоть в Песни его и нет… - негромко начала Клара. Так было легче, чем провожать хорошего человека в полном молчании. Морталитаси учат петь - песнопения являются важной частью их ритуалов, вот только она никогда не солировала в общем хоре,  а потому было странно слышать свой голос, не очень сильный и более низкий, чем подходящее такой хрупкой женщине сопрано. Тем более - здесь и в таких обстоятельствах.
- Я бы пропела что-то из Песни Света, если б помнила хотя бы один стих целиком, - прервавшись, пояснила Клара, стараясь скрыть свое смущение. Всё-таки маг-морталитаси, провожающая храмовника под ферелденскую  кабацкую песню, - картина, мягко говоря, странная. Но подобные глупые вещи Клара запоминала  на порядок лучше церковных текстов, за что ее постоянно ругали старшие чародеи в юности. - А это сэр Дикон напевал в дороге, чтоб нам было не скучно идти...

И вспоминал мабари, жившего в доме его отца. Сейчас пса уже не было в живых, но Клара знала, или, если быть точнее, хотела верить, - когда душа сэра Дикона пересекла Завесу, тот, трогательно виляя хвостом-обрубком, вышел его встречать.

Отредактировано Клара Морген (2018-03-24 18:27:07)

+1

13

Не в первый и не в последний раз его принимают за кунари, в конце концов, себя не переделаешь, не слепишь по-новому, и отражение в зеркале всегда будет напоминать о том, кто его предки. Но, несмотря на обычно предвзятое отношение окружающих, васгота никогда не посещала мысль обломать себе рога, например, чтобы кому-то (или только себе?) что-то доказать. Тем, кто вырос и жил при Кун, приходилось сложнее. Кас мог только догадываться, что они чувствовали и что в себе сломали, чтоб стать теми, кто они есть сейчас – предателями и безумцами в глазах сородичей. И по-настоящему свободными и настоящими – в глазах самого Адаара. Он верил, что возможность решать самому, кем тебе быть, стоит того, чтоб идти против навязанных правил.
- Меня зовут Каарас, - васгот едва заметно, лишь одним уголком губ улыбнулся.
Да, у него есть не только имя. Но и семья, и возможность ошибаться столько раз, сколько позволит госпожа удача, без того, чтоб его перевоспитывали на почти третьем десятке лет, как несмышлёную и бестолковую малышню. Но, пожалуй, самым большим недостатком Кун было всё-таки то, что они не допускали инакомыслия, не желали мириться с другим мнением или чужой верой. И давали лишь тот выбор, который по сути им и не был. Ты или кунари, или ничто. Совсем как не менее простой и бесхитростный факт - «ты или жив, или мёртв». Альтернатив просто не существовало.     
Язычки пламени всё бодрей и бодрей схватывали подготовленную для него пищу. Послышался тихий треск, поднялся в воздух первый столп искр, и Каарас, несмотря на пробравшийся под одежду холодный ветерок, сделал полшага назад. Это был вовсе не тот огонь, у которого хотелось бы согреться, несмотря на то, что погребальных костров в его жизни было немало, в том числе и тех, что приходилось складывать собственноручно для своих павших товарищей.
Но в своих рассуждениях Клара была права. Ритуалы больше нужны живым, а не мёртвым. Тем, кому ещё есть, что терять и на что надеяться. Хотя это не всегда может быть очевидно, особенно в тяжёлые  моменты скорби.
- Мы - это наёмники. Такие же не-кунари, как я. Мои друзья, - удивительно, но только незнакомому человеку он признался в том, что много раз мысленно проговаривал, но ещё ни разу не произнёс вслух. Не говорил тем, кто собственно и должен был это услышать, пока не стало поздно, и под ними не вспыхнул такой же безжалостный и прожорливый погребальный огонь, превращая все сказанные после слова в пустые, уже совершенно бесполезные звуки.
Адаар тряхнул головой, отгоняя странное состояние, что незаметно и на удивление легко просочилось сквозь его внутренние барьеры, заполнив мысли лёгким туманом смутной тревоги и грусти. И васгот решил напомнить прежде всего себе самому, что заниматься самокопанием – занятие неблагодарное. Мало того, что не понравится тот монстр, которого обнаружишь, так ещё от эмоций один лишь вред. Если только они не помогают разрубить врага на куски там, где одной грубой силы бывает не всегда достаточно.   
- Друзья, которые забрали мою лошадь и оставили меня тут одного, - Адаар хмыкнул, на удивление не чувствуя ни капли раздражения или недовольства. - Потому что уроды. Зато у меня будут монеты, а у них – нет.   
Кас отошёл от костра, чтобы дать девушке немного времени побыть наедине со своими мыслями. Заодно подтащил замороженные тела поближе, чтобы тепло костра быстрей разгоняло чужую магию. И васгота воцарившееся молчание вполне бы устроило, но тут морталитаси вдруг запела, разгоняя мягким звуком голоса недружелюбную тишину обступившей их темноты. Адаар обернулся, даже не  скрывая, что заинтересованно слушает незнакомую песню, ловя слова и музыку, которую девушка искусно выводила. Её выбор лишь на первый взгляд показался необычным, но после пояснения Клары, рогатый посчитал эту песенку куда более уместной в данном случае, чем пресловутую Песнь Света. Даже если учесть, что парнишка был храмовником и служил Церкви.
- Ему бы тоже понравилось твоё исполнение, - неловко завуалирован свой комплимент Каарас. – Не знал, что морталитаси учат петь.
Хотя по факту он вообще ничего не знал о неваррских магах, кроме того минимума, от которого по хребту стабильно шествовало стадо брезгливых мурашек. И подобная дырка в познаниях его вполне устраивала. До этой неожиданной встречи. Клара не попадала в его давние представления о магах смерти. Не только из-за симпатичной внешности, но и из-за отношения к погибшему знакомому. Когда перед глазами мелькает столь много чужих оборванных жизней, легко очерстветь сердцем и душой. Например, как сам Адаар. 
- Ещё немного, и выдвигаемся дальше.

+1

14

Кажется, сейчас Клара начинала понимать, чем же весь остальной  Тедас  отличается от Неварры. Огонь принимает всех, стирая различия. А тело, преданное земле или камню может рассказать о том, кем человек был при жизни, очень многое. Но хорошо ли это было, Клара не могла сказать. С одной стороны, Неварра умела хранить память, запечатлевая деяния на стенах усыпальниц и сохраняя тела. Неварра помнила, сколько ее сынов и дочерей забрали войны с Орлеем - а те, кто забывает, могут пересчитать имена на надгробиях. А в прочих странах - нет тела - нет дела: развеять прах по ветру, почтить память усопших и можно дальше греметь оружием. Но перед огнем равны все, и в смерти бывшие противники могли обрести примирение.
Клара подняла взгляд в небо. Над головой, над прозрачным шатром из веток собирались тяжёлые тучи.
Ветер поднимал в воздух тёмно-серый дым. Пожалуй,  в сумерках его почти не будет заметно.
- Положи их на костер и встань по ветру, - указав на замёрзшие останки, велела Клара. - Не дыши гарью.
Волей-неволей она начинала задумываться о том, с кем ей придется продолжить путь. Своим сегодняшним случайным спасением она обязана наемнику по имени Каарас, который не имел к кунари отношения, - по крайней мере, он сам так говорил, и причин не верить ему не было, - от которого бросили без лошади его боевые товарищи. Осуждать их и сочувствовать ему,вероятно, не было смысла - он был не против подзаработать денег, и вряд ли чувствовал себя несчастным. И, вроде как, они пришли к взаимопониманию, и их устраивала цена…
- Когда костер потухнет - забросай пепелище землёй и дёрном, чтобы укрыть останки, - попросила Клара, зябко поежившись. Теперь дело было за малым…
Отыскав среди собранного для костра валежника подходящую палку, она обошла вокруг костра и начертала в четырех местах на каждую сторону света нужный символ, соединив их между собой дугами. Ждать пришлось недолго. Когда из-за исторепаннвх облаков показался бледный серп молодого месяца, морталтаси опустилась на одно колено возле круглого символа, обозначающего начало. Завеса еле уловимо отозвалась, и вдоль рисунка потекли потоки энергии Тени - почти незаметный бледно-лиловый свет соткал рисунок барьера вокруг могилы.
- Готово! Когда мы уйдем, чары защитят их покой, - сказала Клара, поднимаясь в полный рост.
Не каждый, лежащий в могиле, заслуживал этого - некоторым подошло бы стать пищей для воронья. Но помимо личных симпатий, у каждого морталтаси есть долг. И если рядом нет служительницы Церкви, чтобы позаботиться об мертвых, это должен сделать маг.

+1

15

Каарас без лишних вопросов выполнял то, что ему говорили. Это у него получалось лучше всего – следовать приказам, заботясь только о том, как исполнить сказанное и не всегда раздумывая, для чего это, собственно, нужно. Такой подход делал его хорошим исполнителем, что в купе с его темпераментом уравновешивал шансы угодить нанимателю, чтобы в итоге все разошлись довольными друг другом.
Этот случай не должен стать исключением. Свою часть сделки васгот честно выполнял, поэтому скажи Клара, что для завершения погребального обряда надо нарвать самых тонких веток с верхушки дуба, он бы полез и на дерево, не задавая лишних «зачем» и «почему».
Закинув бывшезамороженные тела в общий костёр, Кас сменил положение, встав справа от магессы, и облегчённо вздохнул. Запах горелой плоти нельзя назвать приятным, но, по крайней мере, в носу больше не свербило.
- Для этих петь не будешь?.. Ну да ладно, - не признаваться же девушке, что он бы не прочь ещё раз послушать её пение. Сам наёмник вроде как даже умел петь – и даже так, чтоб не шла из ушей кровь, но на него подобное настроение нападало крайне редко. Не считая, случаев, когда напьётся в хлам, и уже от души дерёт глотку, пока не вырубит. Или кто-то не вырубит.
Пришлось подождать ещё немного, прежде чем огонь жадно обглодал всю предложенную ему пищу. Адаар засыпал кострище землёй и прикрыл оставшимися ветками от спиленных деревьев. После чего пришла его очередь наблюдать за действиями морталитаси, которые внезапно вместо того, чтоб нагнать противных мурашек по коже, принесли облегчение. И осознание, что хотя бы из этой могилы больше ничто и никто не вылезет. Везде бы такое провернуть в Неварре, но, увы, им не раз на своём пути попадались кладбища и могильники, далеко не всегда укрытые защитной магией. В каждом городе и деревеньке были такие жутко неуютные места, и некоторые местные жили с ними прямо по соседству. Адаара ещё долго терзала мысль, что неваррцы будут делать, когда земля, в которую они хоронят своих умерших, у них благополучно закончится, и вся страна превратится в огромный могильник. Лет через пятьсот, быть может, а то и через тысячелетие, но в какой-то момент живым явно не останется места.
- У меня вопрос, Клара, - Адаар дождался, когда магесса закончит с колдовством, и ткнул пальцем в сторону груды доспехов и оружия, оставшегося от храмовников. – Этой кучкой металла может кто-то овладеть? Злой дух завестись, демон, призрак или ещё какая-то потусторонняя дрянь.
Тащить этот хлам с собой до столицы ему не улыбалось, однако если девушка прикажет, то придётся исполнять. Ворчать, но исполнять. Хотя уж лучше бы он её на спине покатал, как и грозился.
Когда они наконец собрались, прихватив с собой все свои вещи, и вышли с поляны на просёлочную дорогу, Кас вдруг снова заговорил, решив утолить защекотавшее изнутри любопытство:   
- Был ли у тебя выбор, кем стать? – он чуть повернул в её сторону голову, обозначая интерес, что спрашивает не просто, чтобы разрушить молчание. - В смысле быть или не быть магом - никто не выбирает. Но вот каким именно магом – есть ли возможность решать? Ты сама захотела стать морталитаси? Почему?

+1

16

- Разве что мародеры, - Клара пожала плечами. - Если им стали в тестикулах хватит у мертвых храмовников красть… Но можешь пока присыпать металл землёй или прикрыть дёрном. А когда его начнет есть ржа, он уже никому не будет нужен.
Свои, неварранцы, едва ли тронут имущество покойных - за это можно было особенно не беспокоиться. Но времена были непростые, и одному Создателю ведомо, кого занесет в эту рощу.

Первое время они молчали, ступая по промерзшей грязи просёлочной дороги. Клара думала о том, что стоило бы узнать в архивах о сэре Диконе и послать письмо его родным. В неведении жить легче, но если тот отправлял домой часть жалования, то родные поймут, что с ним что-то случилось, когда письмо и деньги в следующий раз не придут. И деньги… Пожалуй, Кларе следовало бы выслать его семье немного денег в благодарность за то, что он защищал ее ценой собственной жизни. Это не вернёт близкого человека, но, возможно, чем-то поможет в трудные времена.
Первым молчание нарушил Каарас.
- У магов свои таланты и склонности, - Клара неопределенно развела руками. - Мне легко давалась магия Духа, а некромантия с ней тесно связана. Возможно, я могла бы преуспеть в качестве духовного целителя, но заклинания школы Созидания, без которого целителю никуда, не моя сильная сторона.
Она задумчиво замолчала, заложив руки за спину. Странно было отвечать на подобные вопросы в подобной обстановке. Но если её рогатый спутник интересовался взглядом на морталитаси изнутри, из любопытства, а не из вежливости, то ей не жалко было ответить.
- В Неварре морталитаси - важная и почетная роль. Кто-то должен заботиться о мертвых, которых мы не сжигаем. Каждый неварранец от последнего пьяницы до короля знает, что рано или поздно окажется в руках морталитаси, оттого остерегается относиться к ним без должного уважения. Морталитаси сохранят память о нем… Для знатного человека это важно примерно в той же степени, что и его прижизненная репутация. Морталитаси не раз решали имущественные сопры между наследниками, обращаясь к душе покойного. А еще, - Клара замолчала на мгновение, раздумывая, раскрывать ли этот секрет или нет, - морталитаси могут определить причину смерти и помочь наказать виновных. Или наоборот, отвести от него подозрения при должном взаимопонимании. Оттого они и имеют огромный политический вес. Так что было бы странно, если бы я предпочла всему этому Круг… Хотя в Круге Камберленда было не так уж и плохо.
Закончив этот монолог, Клара вновь взяла паузу, тихо ступая вдоль затянутой тонким льдом лужи у обочины и пряча озябшие кисти рук в рукава перед собой, наподобие муфты.
- Возможно, с мертвыми просто проще, чем с живыми, - подумав, добавила она. - Живых порой трудно понять. Вот зачем, ради каких рогатых демонов, - не принимай на свой счет, твои рога довольно симпатичные, - маги и храмовники раздули этот конфликт?..

Отредактировано Клара Морген (2018-04-14 21:30:03)

+1

17

Адаар прихватил с собой только один меч, чтоб чуть позже по-быстрому нарубить дров на новый костёр. На его счастье всё чужое снаряжение с собой тащить не пришлось, Клара сказала, что одержимости у предметов не бывает (во всяком случае, Адаар услышал ровно то, что хотел услышать),  так что васгот собирался и дальше со спокойной душой подбирать всякие вещи, что мертвым уже ни к чему. Магесса считала это мародёрством, но да пускай. Наёмник называл это по-другому – выживанием.
Впрочем сегодня об этом можно было не беспокоиться, оттого рогатый от души наслаждался неспешной прогулкой при свете луны да ещё в очень необычной, бодрящей компании мага-морталитаси. Ещё бы холод не покусывал за оголённые части тела, напоминая о реальности и её потребностях. Потому Кас не забывал не только под ноги подглядывать, но и по сторонам башкой вертеть, подыскивая подходящее местечко для будущего привала.
Ответ Клары на свой вопрос он выслушал с большим интересом, но на моменте упоминания спора о наследстве не удержался и громко хмыкнул. Как-то трудно ему было представить, что дух, вырванный с того света, может как-то помочь живым. А не обложить трёхэтажными матами непутёвую родню, набрюзжать десяток проклятий и со злорадным хохотом напоследок заявить: «хрен вам лошадиный, а не мои денюжки, неудачники». Хотя после столь развёрнутого ответа морталитаси Каарас подумал, что стал лучше понимать почтительное отношение неваррцев к своим магам смерти. Только толпу мурашек по коже от такого колдовства это понимание всё равно не отменяло.
- Значит, это был твой собственный выбор, - васгот кивнул своим мыслям, обходя огромную подмёрзшую лужу, затопившую почти всю дорогу, хотя для этого пришлось влезть в придорожные кусты. – Уж лучше так, чем когда кто-то указывает, что тебе делать и кем быть.
Адаар обернулся проследить, удастся ли девушке преодолеть возникшее на пути препятствие, однако у маленьких ножек и тонкой фигуры были свои преимущества. Ей помощь не потребовалась.
- С мёртвыми определённо легче, - не смог не согласиться наёмник. – Пока они не восстают и снова чего-то хотят.
Хотя именно тут загадки как раз никакой не было, мертвяки обычно желают или оторвать голову живым или сгрызть печень. А вот у колдунов, ими управляющих, мотивы могут быть куда глубже и разнообразней.
- Ты не одобряешь бунт магов?
Этот момент показался ему занятным. Хотя Клара сказала, что в её Круге было не так уж плохо, но то, что ей там нравилось – вслух тоже не прозвучало. Самому Адаару была не очень по душе мысль, что владеющие магией смогут толпами спокойно разгуливать по дорогам, как все остальные, но да точно так же можно сказать и про бандитов и грабителей, встреча с которыми также могла обернуться внезапной и мучительной смертью. Вот только какого-то другого решения проблемы, кроме борьбы за то, во что веришь, васгот придумать всё равно не мог. Хоть и считал, что некоторые маги просто бесятся с жиру, грезя о свободе, о которой знают лишь по своим собственным представлениям. На материке никто не держал их на поводке, в самом буквальном смысле, и уж тем более им не зашивали рты, как это делали кунари. А то, что над ними постоянно висела угроза усмирения, рогатого особо не трогало. Всем всегда что-то угрожает в этом мире. Шальная стрела грабителя, заразная хворь или злобный завистливый сосед. В полнейшей безопасности не был никто и никогда. Просто в некоторых местах было опасней, чем в других – вот и вся разница.
- Зачем вообще люди воюют друг с другом? Чтобы что-то забрать или что-то защитить. Иногда достаточно и одной из этих причин, чтоб всё скатилось в бездну и хаос, - Адаару не понравилось оставшееся после его слов послевкусие, поэтому он поспешил испортить момент ещё больше, неприятно ухмыльнувшись. - Хотя пока творится хаос - у меня есть работа, так что мне не на что жаловаться.

+1

18

- Я в принципе не одобряю конфликты, - перепрыгнув через маленькую, подернутую корочкой тонкого льда лужицу, ответила Клара. - Борьба всех против всех мешает развивать науку, мешает торговле и разного рода сотрудничеству. Храмовники, конечно, не святые: сам же видел, что некоторые из них поднимут меч и на женщину-мага, и на своего брата по ордену, который давал те же клятвы Создателю, что и они… Но мне не нравится то, во что все в итоге вылилось.
В конце концов, все произошедшее и привело к тому, что Клара сейчас идет в компании рогатого наемника по грязи, кутаясь от ночного мороза в плащ, вместо того, чтобы сидеть за книгами у теплого очага и запивать мармелад травяным чаем. А не подоспел бы этот Каарас вовремя - сейчас бы её труп валялся бы на мерзлой земле. И хорошо бы, если бы смерть была бы быстрой, а не как в невовремя вспомнившемся анекдоте: “- Сжечь ведьму! - Но она же красивая… - Ну хорошо. Но потом  сжечь”.

- Верно говоришь, - не согласиться с рассуждениями васгота было трудно. В простой формулировке очень точно заключался смысл любой войны - и какими бы благородные причины ни называли власть имущие, суть от этого не менялась. - Но, думаю, и в мирное время такие как ты, не пропадут: крепкие парни, вроде тебя, всегда могут наняться в охрану или попробовать силы турнире.
Клара была уверена, что турниры и караваны, которые нужно охранять, будут всегда - всем наемникам хватит.
- В крайнем случае можно заняться профессиональным спасением богатых девиц, - она усмехнулась, - как видишь, это довольно прибыльное дело.

За поворотом показался силуэт старой мельницы - старого ориентира, запомнившегося Кларе ещё с детства, когда она с родителями выезжала из столицы и возвращалась обратно этой дорогой. Ещё год назад она крутила свои жернова, но сейчас там даже свет не горел - старый мельник умер, а его наследники давно построили новую мельницу чуть выше по течению.
К зданию они подошли осторожно. Замок на двери был давно сбит, но внутри не было ни единой живой души, кроме свивших под крышей гнезда стрижей. Но и птицы сейчас спали.
Призванный Кларой магический огонек осветил небогатое убранство: угловую каменную печь, немного дров, опустошенный на три четверти, если не больше, мешок муки, подстилку из соломы, застеленную грубой рогожей, и лестницу, ведущую наверх. На полке обнаружилась банка с остатками крупы.
- Разведи огонь, а я принесу воды, - бросив Каарасу огниво, велела Клара, снимая с очага грязный котелок. - Сейчас будет каша.
Не Создатель весть что для поминальной трапезы, но выбирать не приходилось. Да и кулинар из Клары был так себе.

У реки было тихо. Лунный свет серебрил прибрежные камыши и тускло блестел на мокрых камнях. Дыхание во влажном воздухе срывалось с губ белым паром. Где-то далеко подал голос козодой… Осталось пережить несколько часов до рассвета.
- Нужно будет выйти на заре, - вернувшись, сказала Клара, вешая котелок над пламенем. Высыпая в него крупу горстями, она бегло просматривала, нет ли в ней высохших тараканьих мумий или мышиного дерьма. На этом ее кулинарные навыки заканчивались. - До столицы отсюда часов шесть пешком, до Некрополя чуть меньше. Кстати…возможно, это не мое дело, но все же, как ты собираешься найти своих товарищей?

+1

19

Это было слишком сложно для его понимания – проследить взаимосвязь, на которую указывала Клара, поэтому васгот охотно поверил на слово, что борьба и конфликты в каких-то сферах действительно что-то там тормозят и чему-то препятствуют. Пытаться разобраться в таких вопросах наёмник даже и не надеялся, это занятие было явно для кого-то более... образованного. Его же интересовали больше приземленные вещи, чем несбыточные фантазии о “мире во всём мире”. Например, что он снова проголодался, а в карманах плаща едва ли можно найти хотя бы старые сухари.
Замечание про храмовников только заставили рогатого качнуть головой, ухмыляясь своим мыслям. Возможно Клара и повидала много мёртвых, будучи морталитаси и исполняя свой долг перед усопшими, но она всё-таки дитя мира. Поэтому подобные сегодняшнему происшествия всё ещё задевают струны в её душе. Хотя на войне ведь и не бывает по-другому. Женщина или ребёнок, брат или нет – это уже не имеет того значения, что в обычное время. Потому что благородство, честность и прочие добродетели отходят на задний план, а границы дозволенного не просто размываются, а порой и вовсе исчезают.         
- Не все богатые девицы так хорошо переносят вид трупов, грязь по колено и кусты вместо привычного сортира. Поэтому сидят дома и практически не путешествуют, - отозвался на последнюю фразу Адаар, запоздало раздумывая, а что же побудило морталитаси отправиться в столь опасный поход, да к тому же без более серьёзного сопровождения в столь неспокойные времена. Но в итоге этот вопрос он так и не озвучил.
Впереди наконец-то показалась старая мельница, сгладив его начавшее было назревать волнение. Они всё-таки не сбились с пути и не заблудились. Эту местность он худо-бедно помнил, однако в прошлые визиты мельница ещё работала, а её владелец в ответ на вопрос о ночлеге схватился за вилы, так и не пустив на порог рогатых наёмников. Теперь наверняка уже помер этот старый пердун, судя по невесёлому виду здания - тёмному, заброшенному и заросшему сорняком и плющом.
Что ж, им же лучше. Худая крыша над головой предпочтительнее, чем её отсутствие. Тем более что внутри мельницы оказалось намного уютнее, чем Кас рассчитывал изначально.   
Оставив у входа так и не пригодившийся в итоге меч, наёмник занялся очагом. Немного пошарив по полкам, он обнаружил и какие-то старые бумаги, которые без зазрения совести использовал как растопку. Так что когда Клара вернулась с котелком, в комнате стало заметно теплей, огонь бодро обгладывал дрова, а васгот перетряхивал и заново стелил единственную обнаруженную тут лежанку.
- Это просто, - ответил Адаар на внезапный вопрос девушки. - Встану на рыночной площади и крикну, что Кун – дерьмо. Кто-нибудь из моих обязательно откликнется, - он улыбнулся, живо представив себе такую картину. На возглас отзовутся не только тал-васготы, но и шныряющие везде шпионы Бен-Хазрат, из-за чего придётся потом шарахаться от каждой тени и спать в обнимку с оружием. – А если серьёзно, я просто знаю, где они остановятся. Это не первый наш визит в Неварру.
Каша быстро сварилась, и Адаар с удовольствием смёл свою порцию, сразу почувствовав, как улучшилось настроение. Он пошарил ещё по углам и полкам, отыскал старую бутыль с каким-то пойлом и выхлебал почти половину, не предложив его девушке, поскольку справедливо опасался, что та может легко отравиться. Затем, уложив морталитаси спать на лежанке, васгот остался греться у костра, следя за огнём и подкладывая вовремя новые дрова. Иногда его взор падал на безмятежное лицо Клары, задерживался на маленьких изящных ладонях, а потом он снова отвлекался и шевелил костёр, не давая ему погаснуть. Лишь в какой-то момент, заметив, что магесса мёрзнет, Адаар скинул с себя плащ и укрыл им девушку, удачно поборов искушение украдкой коснуться её волос. Слишком уж по-детски мелкое это получилось бы хулиганство, даже учитывая, что через несколько часов их пути разойдутся.
Когда небо значительно посветлело, а солнце уже показало свой лик из-за горизонта, наёмник осторожно разбудил девушку и коротко произнёс:
- Пора.

+1

20

Помешивая в котелке кашу, Клара едва заметно усмехнулась - ей чем-то импонировало такое простое чувство юмора и лёгкость, с которой рогатый наемник относился к происходящему. Когда делишь мир на “своих” и “чужих”, и можешь положиться на первых даже тогда, когда между вами случается разлад, жить проще, чем им, магам, с трудом понимающим сейчас, кто может быть верным другом  и союзником, а кто с улыбкой вонзит нож в спину.
У Клары был такой верный друг, который сейчас мог бы ей помочь, приютить и укрыть от воцарившегося в странах Белой Церкви хаоса, но он был далеко и не знал, в какую минуту может оборваться его жизнь. Потому она и шла собственной дорогой, но помнила о нем. В этом они с Каарасом были на удивление похожи - с той лишь разницей, что его друзья-наемники были теми ещё засранцами. 
Расправившись с кашей, Клара вернулась к реке, чтобы ополоснуть грязную посуду - как знать, кому ещё понадобится ночлег в эти смутные времена.

На фоне событий прошедшего дня Клара не осознавала, насколько она устала. И только тогда, когда голова коснулась жёсткого изголовья пыльной лежанки, и веки налились свинцом, она это почувствовала -  на пару мгновений, перед тем, как провалиться в сон. Но сейчас такая усталость была за благо - крепко проспать до самого утра без сновидений, навеянных прошедшим днём или давними страхами, было бесценным подарком.
Рогатый спутник разбудил Клару на рассвете.
- У тебя глаза красные. Ты что, не спал? - поинтересовалась она. Спросонок ее голос был чуть осипшим. - Вопли выпи мешали? - поднявшись, она поправила волосы, на деле приведя их ещё в больший беспорядок, и взяла сумку. Проверять, все ли на месте, смысла не было - едва ли Каарас нашел там что-то, на его наемника взгляд ценное. Да, пожалуй,если бы он хотел ее ограбить, то просто перерезал бы ей горло во сне.
- Здесь эти птицы наглые. А попала б выпь в наш котелок - по-другому бы заголосила.
И каша вышла б наваристее. Но ничего, через несколько часов Клара пообедает, как человек.

Перед тем, как двинуться в путь, Клара спустилась к реке и плеснула в лицо пригоршню остывшей за ночь воды. Это прогнало остатки сна и настроило на жизнеутверждающий лад. Бросив взгляд в сторону розовевшего на востоке края неба, она окликнула Каараса и зашагала в сторону дороги. Теперь можно было не бояться неприятных встреч - злые люди задумаются, прежде чем напасть на женщину, путешествующую в компании такого здоровяка. И Клара затянула глупую песенку, которую года два назад пели во всех кабаках Камберленда.
- Шел марчанин темным лесом
За каким-то интересом
Говорят, что интересом
Была отступница-магесса…
Легонько толкнув Каараса в бок, Клара спросила:
- Знаешь слова? Если да, то подпевай.
Песня заканчивалась кровавым ритуалом и примитивной церковной моралью, что честному андрастианину не стоит лезть магичке под балахон, но все же так было веселее идти.

Они прошагали не одну милю перед тем, как за холмом показались монументальные очертания Великого Некрополя. Вдоль по дороге, чуть в стороне от него, солнце золотило шпили королевского дворца в столице Неварры.
- Мы на месте, - констатировала Клара. - Веди себя потише и ничего не бойся.
За высокой стеной Некрополя было малолюдно - лишь несколько магов в  серых мантиях, да сестра Церкви при местном небольшом соборе. По обе стороны от кипарисовой аллеи стояли фамильные неварранские крипты. Но они свернули левее - к конторским и жилым помещениям.
- Подожди здесь, - велела Клара своему проводнику, оставив его в кабинете со скромным убранством, высокими книжными полками и мягким креслом, обитым потертым бордовым бархатом.
Минут через десять она вернулась с корзиной, которую ей пришлось нести в обеих руках, и было видно, что она увесистая.
- Вот здесь - деньги, - указала она на крупный холщовый мешочек, приподняв укрывающую корзину ткань. - А это - хлеб, ветчина и бутылка молока тебе в дорогу.
Нет ничего хуже долгих сентиментальных прощаний - Клара не переносила их с детства. Да и слова благодарности давались ей с трудом. Пусть лучше Каарас поест в пути свежего хлеба и просто вспомнит свою попутчицу добрым словом.

+1

21

- Не спал. Не люблю внезапных гостей. А красный цвет мне вообще идёт, - Адаар весело хмыкнул, соглашаясь, что птичье мясо хорошо бы пошло с вчерашней кашей. С другой стороны им могло и этого не перепасть, поэтому васгот не растерял своего приподнятого настроения, спускаясь вместе с Кларой к реке, чтоб не только плеснуть холодной воды в рожу, но и утолить жажду. Пойло, которое он нашёл вчера, он уже благополучно выхлебал.
А после они двинулись в путь, бодро шагая дальше по просёлочной дороге.
Когда Клара вдруг запела, заведя знакомую песенку, рогатый не сдержал улыбки. Похоже, не только у него было с утра хорошее настроение. Или же девушка таким образом себе приподнимала настрой, что тоже ему весьма импонировало. С песней оставшейся путь не казался чем-то тяжёлым и непреодолимым.
Получив приглашение подпевать, Каарас на мгновение замялся, но в конце концов, прочистив горло, всё-таки влез своим басом:
- Косы до пола растила,
Женихов всех колотила,
Но марчанин храбрый больно
Действовать решил подпольно.
На его взгляд их исполнение получилось на порядок лучше того, что ему самому доводилось слышать в кабаках, так что когда закончилась эта песенка, васгот решил устроить Кларе опрос, расспрашивая, какие ещё песни она знает, и тут же прося исполнить названные.
Время пролетело так быстро, а путь показался таким коротким, что Кас почти удивился, заметив впереди величественные здания Великого Некрополя. Подходя ближе, наёмник снова набросил на голову капюшон, скрывая рога, и с любопытством рассматривал приближающиеся главные ворота. Так близко подходить к ним ему ещё никогда не доводилось. И уж тем более он не ожидал, что его проведут на внутреннюю территорию, поэтому совершенно не стесняясь вертел головой по сторонам до тех пор, пока его не оставили ожидать в небольшой комнате. Там на него внезапно напало понимание, что он со всех сторон окружён мертвыми, и от этих мыслей, как и параноидального ощущения, что на него смотрит множество невидимых глаз, шевелиться не хотелось. Так что когда морталитаси вернулась, то обнаружила его ровно на том же самом месте, где и оставила. Рогатый даже шага в сторону не сделал.
Подхватив из рук девушки увесистую корзинку, Адаар чуть растеряно слушал, что ему говорила магесса. И хотя он думал, что удивить его трудно, содержимое корзинки внезапно показалось самым невероятным, что с ним приключилось за последнее время. И он имел у виду вовсе не деньги.
Каарас благодарно улыбнулся девушке и уже у выхода обернулся и доброжелательно произнёс:
- В следующий раз бери с собой компанию побольше, Клара. Размер имеет значение, что бы не говорили.             

* * *
В таверну «Быть и пить» Адаар вошёл в вразвалочку, одной рукой крепко обнимая накрытую тканью корзинку, другой доедая наспех сделанный бутерброд с ветчиной. И от скрестившихся на нём взглядов своих товарищей красноволосый васгот расплылся в улыбке до зубовного скрежета противно довольной.
- А вот и я. Соскучились, засранцы? – Каарас плюхнулся на скамейку за столом, где выпивали Вало-кас, и поймав за фартук официантку, бодро заявил. – Ещё бухла моим друзьям. За мой счёт. Пусть упьются до танцующих синих нагов.
- Ты чего такой довольный? – осторожно поинтересовался Ашаад. – И откуда у тебя деньги?
- А это, мой лысый друг, я скажу только после пинты эля. О, а вот и она, - Кас отхлебнул немного из кружки, вытер губы и снова обнял корзинку, которую не выпускал из рук. – Хоть вы и бросили меня. Одного. На дороге. Да без коня. Я на вас не злюсь, неа. Никаких обид.
В это заявление каждому из Вало-кас верилось с большим трудом. Адаар и за меньшее мог придумать в ответ пакость, а тут сидит довольный, улыбается. Подозрительно это до жути. Но любопытство было сильней.
- И всё-таки что случилось-то?
- Если интересно, я расскажу, - Кас улыбнулся ещё шире и прикрыл глаза, погружаясь в воспоминания. – Я встретил девушку. Её зовут Клара. И она не просто маг, а морталитаси... Но начиналось всё не так. А вот иду я, значит, по дороге, никого не трогаю...

+1


Вы здесь » Dragon Age: We are one » Малый архив » Цена свободы [23 Стража, 9:38 В.Д.]